Видимое, неочевидное. Мария Рожкова

Мария Рожкова. Видимое, неочевидное

Фотография — первое из оптических медиа, которое запустило процесс производства и тиражирования образов. Сегодня, когда цифровая техника привела к легкости получения и трансформации изображений, фотография обесценивается как документ и как уникальный образ. Она оказывается симптомом собственной смерти. Зритель продолжает доверять изображению, полагая, что фотография отражает действительное положение вещей, но по сути — положение вещей конструируется самой фотографией.

Сюжеты, выбранные в этом проекте, ограничены простыми ситуациями, ряд которых зритель легко может мысленно продолжить. Места действия находятся на границе личного пространства и общественного. Это лестничные клетки, общежития, гримерные, холлы, мастерские. Участники пассивны, не заинтересованы в общении, сосредоточены на собственных невыразительных действиях.

Дым здесь приводит к недостаточности изображения и одновременно обнаруживает способность фотографии предъявлять подробную реальность. Такую, какой ее может увидеть только технический глаз, и какой ее не схватывает глаз человеческий. Рассеянный по кадру, дым не видим участниками, но очевиден для зрителя.

Любая фотография — это и есть пелена дыма, сквозь которую можно продраться, только если осознавать, что это техническое изображение манипулирует нашим взглядом, а не наоборот.

Дипломный проект «Видимое, неочевидное» — попытка обозначить утрату ясности непосредственного взгляда, не обусловленного оптикой тысячи фотокамер.

Выдержки из дискуссии на защите диплома:
Сергей Шутов: Мария расширяет понимание фотографии как достоверного документа реальности до предположения о существовании неких параллельных миров. Реально существующий мир дополняется информацией, невидимой невооруженным техническими средствами глазом. Герои фотографий очень индифферентно относятся друг к другу и к камере. Не являются ли аморфные сгустки тумана действительными хозяевами коридоров, школ и мастерских на фото, а антропоморфные фигуры читателя, слесаря, врача — сигналами существования тонких миров.

Александр Евангели: Машина работа обращается к критике репрезентации, и мы хорошо понимаем, какая именно традиция за этим стоит… Привычку видеть банальную реальность и не ждать от фотографии никакого подвоха разрушает вторжение дыма. Происходит сбой. Дым — это агент, который дереализует привычные сцены, это вторжение чего-то чуждого и бесформенного, очень убедительный проект.

Комментарии автора:
До работы над дипломом я не ставила перед собой задач постановочной съемки. Делала проекты другого рода. Никаких локаций, актеров, спецэффектов.

Вначале было непросто, потом я поняла, в каком направлении действовать, и процесс пошел. Интересно наблюдать, как все складывается во время съемок, и управлять процессом, придумывать сцены и повышать степень их правдоподобности, искать места и людей.

Было много вариантов — как именно ставить свет, сколько пускать дыма, общий или крупный план брать и так далее. Какие десять-двенадцать сцен могут сложиться в узнаваемый ряд историй, так чтобы это смотрелось разнообразно и при этом складывалось в серию. Многое прояснилось в процессе работы, а что-то  вызвало вопросы и стало очевидным только на экспозиции.

Мария Рожкова

Выпускница 2012 г. Школы фотографии и мультимедиа им. А.Родченко