Разговор в музее: Северные кураторы о Фотобиеннале в Русском музее

Серия «Отчуждение», 2011. Антонюк Татьяна

В марте 2012 года с кураторами двух «северных» музеев ФотоДепартамент посетил II Фотобиеннаре Русского музея.

Участники:

Анна-Кайса Растенбергер, куратор Музея фотографии Хельсинки, Финляндия

Йенс Эрдман Расмуссен, главный куратор Музея фотографии в Копенгагене, Дания

ФотоДепартамент: Алина Белишкина, Надежда Шереметова

 

Разговор в музее:

Первые 15 минут просмотра выставки проходили в полной тишине. Затем кураторы начали комментировать.

Йенс Расмуссен.: … это все равно, что самому рыть себе яму, если, конечно, твоя цель — продвижение фотографии…

Анна-Кайса Растенбергер.: Вот именно! Здесь нет ни серий, ничего! Представить такое публике, все равно, что пригласить ее в чей-то извращенный разум… Практически то же самое, что смотреть фотографии на фликре в любом порядке. Я совсем не против того, чтобы смотреть на фотографии, выполненные в стиле 60х, не против скучных фотографий, но я против того, чтобы смотреть на фотографии, которые не связаны друг с другом, не имеют ничего общего, кроме какого-то цветового элемента, формы, или, допустим, человека в кадре, или тела… Кстати, говоря о теле, — здесь только женские обнаженные тела!

Й.Э.Р.: Большинство из того, что я здесь вижу говорит о содержании снимков. Ни о стиле, ни о чем-либо другом. А если кто-то вдруг делает что-то неоднозначное в стилевом отношении, его помещают в категорию «Воображаемое» («fantasy» — так устраители выставки перевели название этой категории на английский).

А-К.Р.: Если бы мне предложили сделать что-то со всеми этими фотографиями, я бы скорее сложила их все вместе и не стала бы разделять на эти надуманные категории.

Й.Э.Р.:  Большая ошибка еще и в том, как все работы презентованы. У всех фотографий одинаковые рамки и размеры. Мне кажется, что сегодня невозможно разделять само произведение и способ его репрезентации, способ его показа публике!

А-К.Р.: Да. Мне очень жаль фотографов.

Й.Э.Р.:  Это как будто Дания, или Финляндия лет 25 назад. Фотовыставки тогда были точно такими.. Хотя, в данном случае, это не просто плохая выставка, это еще и плохо для фотографии. Показывать такую фотографию сейчас — плохо для визуального искусства в целом.

А-К.Р.: Больше всего поражает то, насколько узко интерпретируется изображение. Фотография сегодня настолько разнообразна! Множество практик, множество использований медиума и способов репрезентации. А тут мы оказываемся в прошлом. 25 лет назад, и правда. Я думаю, что все представленные здесь фотографы мыслят как любители, чьи идеи о том, что такое фотография основаны на изобразительности 30х-60х годов. Это тот период, с которым соотносится все, что мы здесь видим.

Й.Э.Р.:  Только представьте, здесь около 300 фотографов, да? И вот, если друзья и семьи всех участников придут на выставку, какое большое количество билетов будет продано!!!

А-К.Р.: Да, может «идея» как раз в этом и заключается…. Наше время характеризуется тем, что мы живем с камерами. Именно это мы и делаем, камеры есть везде, мы используем их постоянно. Ну, или мы делаем постановки. Я обожаю постановочную фотографию. Но так, или иначе, идея «решающего мгновения» настолько старомодна. Все эти решающие мгновения настолько искусственны! Позвольте мне ненавидеть решаюшее мгновение! Я — тот человек, который их постоянно упускает, я — тот самый человек, которому постоянно говорят: «Эх, ты должна была быть там-то и видеть то-то» . Я постоянно где-то опаздываю, что-то упускаю. И я думаю, что в этом упускании и заключается жизнь, а не в коллекционировании «решающих мгновений». И ты просто живешь с камерой, да. А не стоишь смирно в ожидании какого-то там мгновения.

Й.Э.Р.: Хотя может для фотожурналистов это до сих пор актуально. Нам все равно нужны фотожурналисты, но не просто те, кто фиксируют события, а люди с мозгами, люди, которые могут рассказать истории.

А-К.Р.: Я бы сказала, что нам нужны издания, которые могут предоставить фотографам достаточно времени и денег, для того, чтобы те могли серьезно исследовать темы. Но так, или иначе, даже в этой сфере, вопрос точно не в «решающем мгновении».

Владимир. Водитель «Волги», 2010, Из серии «Без вести пропавшие». Ингуразова Ольга

Й.Э.Р.: Если бы я должен был выбрать одну фотографию из всех, я бы выбрал эту. В ней нет ничего современного, ничего от искусства, ну и ладно. Мне нравится эта фотография, когда я смотрю на нее с точки зрения классического подхода к медиуму. Мне интересен герой. Нравится его поза, его отношение, что ли…

А-К.Р.: А мне нравится, что при всем этом, в позе героя есть какая-то женственность… это разрушает стереотип.

Й.Э.Р.: Он горд, он показывает себя и в то же время скрывает. Это интересно…

А-К.Р.:  Это может быть aftermath фотографией… Герой может быть изображен после какой-то серьезной автокатастрофы и все, кто был в машине погибли..

Й.Э.Р.:  А может быть это он сам раз,ил машину лет 20 назад и в машине были члены его семьи. И в этом контексте название «From ‘Missing’ series» приобретает дополнительный смысл. («From ‘Missing’ series»  — так перевели на английский оригинальное название «Без вести пропавшие»)

А-К.Р.:  А может быть — это та самая машина, в которой он и его друзья играли в детстве…

Й.Э.Р.: Да, но, если смысл, который вносит автор исключительно социальный, мне это не нравится.

Серия «Отчуждение», 2011. Антонюк Татьяна

А-К.Р.: Я думаю, что я бы выбрала эту фотографию. Но точно не в Швеции, Дании, или Финляндии. Если бы я увидела эту фотографию в портфолио-ревю, я бы сказала, что это клише и стереотип того, как воспринимается современное фото искусство. Но здесь, в контексте того, что мы здесь видим, эта фотография неожиданно выглядит свежо. Как она называется? Отчуждение? Это плохо. Слово плохое. Тем не менее, я бы проголосовала за эту фотографию. Мне кажется, что автор нашла выход из все этой классической ч/б истории, или, правильнее было бы сказать, из того любительского взгляда, который мы видим на этой выставке. И поэтому я желаю ей удачи!

Еще, я бы хотела сказать то, что названия произведений — это вопрос искусства и художник должен быть очень внимателен к ним. Они настолько важны и значимы, что автор должен относиться к выбору названий со всей серьезностью.

24 марта 2012 г., Санкт-Петербург

1609total visits,1visits today