Новые имена: список «Ones to Watch» от British Journal of Photography

001_cover-large-01.14_BJP-940x1203

F. Magazine начинает регулярную публикацию материалов о новых именах в современной фотографии. С помощью обзоров групповых и сольных выставок молодых фотографов, а также выпускных показов студентов специализированных учебных заведений, мы попытаемся уследить за самыми свежими веяниями в профессиональной фото-среде.

2

Говоря о фотографах, недавно появившихся на радарах тематических изданий, принято использовать термин «emerging». Он довольно проблематичен, поскольку не укладывается ни в возрастные, ни в географические рамки. British Journal of Photography (BJP) метко характеризует «emerging» фотографа, как автора, находящегося на грани большого рывка (on the verge of something big). В дальнейшем он может и не совершить этот рывок — и быстро перестать притягивать к себе внимание индустрии. Тем не менее, зачастую публикация в авторитетных списках, таких как «Ones to Watch» от BJP, становится мощным стартом для последующей арт-карьеры.

В этом году «Ones to Watch» выходит всего лишь во второй раз, однако отчетливо отражает разумный подход составителей с упором на разнообразие национальностей и стилей. Здесь, по признанию самого журнала, все еще есть над чем поработать, но в целом движение идет в правильном направлении.

Отобранных фотографов BJP характеризует так: «Еще пять или десять лет назад большинство из них работало в документальном ключе, соблюдая социальные обязательства фотографии, но не претендуя на показ объективной правды. Сдвиг в сторону работы с процессом сам по себе не нов, но для большинства из этих авторов он стал новой директивой. Теперь искусство, а не журналистика, пребывает в статусе священной коровы, задающей неписаные правила. Фотографии обычно инсценированы, или автор сознательно вмешивается в происходящее перед камерой. Снимки зачастую сделаны в контролируемой среде, такой как фотостудия, и ссылаются на практики скульптуры и перформанса. Нарратив, если он вообще присутствует, таинственен и прописан схематично. Смысл такой же ускользающий, как и сама правда.»

Итак, в 2014 году в список «Ones to Watch» попали:

Isabelle Wenzel
Sim Chi Yin
Arnau Blanch
Ren Hang
Alvaro Laiz
Thomas Albdorf
Kazuyoshi Usui
Txema Salvans
Aso Mohammadi
Gilles Roudière
Sarker Protick
Charlie Engman
Annegien van Doorn
Cemil Batur Gökçeer
Emile Barret
Patrick Willocq
Synchrodogs
Jon Tonks
Daisuke Yokota
Jana Romanova
Thomas Brown
Sanne De Wilde
Peter Watkins
Mathieu Cesar
Jamie Hawkesworth
Mari Bastashevski
Wasma Mansour
Louis Heilbronn
Jack Davison
Jill Quigley

Рассмотрим нескольких из этих авторов отдельно.

Emile Barret

У Эмиля Баре очень обширный спектр работ – фотографии, видео, зины, рисунки — все так или иначе связанные с созданием жутковатых ситуаций или ведением внимательных наблюдений за ординарными вещами. Однако его ранние работы меркнут перед дипломным проектом – Triple Corps, фотокнигой в трех частях. Ее можно описать как современный атлас процессов человеческого тела. Это методический каталог телесных модификаций, сращиваний и разложений, реальных и воображаемых, где фотографии автора соседствуют с кадрами из научно-популярных фильмов, химерами всех мастей, и мистическими гравюрами. Разбитые на главы и тонко взаимосвязанные, потоки изображений в проекте заставляют пережить самые тактильные ощущения, а от полета мысли Баре захватывает дух.

Aso Mohammadi

Портфолио Асо Мохаммади поначалу немного сбивает с толку – это явно глубоко прочувствованные, но порой немыслимые совмещения драматически отличных друг от друга картинок. Молодой фотограф родом из Иранского Курдистана большую часть жизни провел в Европе и в настоящее время обучается в швейцарском ECAL. Жизненные перипетии несомненно вдохновляют его эксперименты с синтезом условных Востока и Запада, традиционных орнаментов и рекламного хай-тека, материалов ручной работы и цифрового искусства. Эклектичные коллажи и натюрморты Мохаммади местами совпадают с работами медиа-художников «новой арабской волны», таких как Фатима Аль Кадири. Однако его мрачная проработка иммигрантской тематики говорит о недюжинном потенциале, и даже самый пошлый китч в его фотографиях обретает ауру искренности. Кажется, что именно такие художники несут в себе заряд, способный изменить взгляды, вкусы и институции.

Annegien Van Doorn

Domestic Science NEW by Annegien Van Doorn.

Можно подивиться изобретательности Аннегин Ван Доорн – вся ее фотографическая практика состоит из крайне нестандартного обыгрывания вполне предсказуемых предметов. Пивные бокалы, велосипедные рули и сушащиеся зонты снимаются в забавном и нетривиальном ключе. Электронные письма массово переписываются от руки. Окружающая среда, будь то комната или улица, наполняется абсурдистскими инсталляциями. Но, пожалуй, наиболее эффектно ее исследования обыденного смотрятся на видео. В какой-то момент соблазняешься на мысль что, возможно, именно так все это и должно использоваться.

Daisuke Yokota

Дайсуке Йокота создает органичные, тревожные серии снимков с мастерски выстроенными нарративами. В какой-то степени его интровертные черно-белые изображения отсылают к традиции японской фотографии, однако ощущаются как нечто отчетливо современное.
При просмотре моментально возникают вопросы о процессе. Чувственное зерно и многослойные искажения могли быть сделаны только аналоговым способом – Йокота снимает изначальные фотографии на компактную пленочную камеру, печатает кадры в домашних условиях и переснимает их на формат 6х7. Этот цикл может повторяться до 10 раз для каждой фотографии, и с каждым разом возрастает градус шума и неоднородность текстуры. В самой этой практике воспроизводятся ключевые для Йокоты темы – время и восприятие, сны и утрата памяти.

Sarker Protick

Саркер Протик представляет в списке современную фотографию из Бангледеша, сконцентрированную вокруг Южно-Азиатского института медиа Pathshala, где он сейчас и преподает. Его светлые, минималистичные и очень личные документальные истории работают на невербальном, возвышенном уровне. В кадрах много воздуха, открытых дверей и окон, доброжелательной пустоты – но это все свежесть после бури. Проект «Of River and Lost Lands», например, показывает последствия сезонного разлива реки Падма после муссона. На фотографиях Протика это видится не как внезапное бедствие, а как гармоничный жест природы, берущей ровно столько, сколько она дает, и оставляющей после себя пустоту.

Обзор: Алексей Боголепов

1839total visits,3visits today

0 Comments

Leave a reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*