Кто, как и почему делает фотокниги в России?

Елена Холкина

С 18 по 21 сентября команда ФотоДепартамента представляет на букмаркете фотоярмарки UNSEEN в Амстердаме современные самиздат-фотокниги молодых российских фотографов. Это более 20 изданий, авторы которых живут в разных городах страны.

Сегодня «…фотокнига представляется наиболее удачным способом продвинуть собственную работу. Книга может путешествовать по всему свету пока ты находишься дома, не имея возможности лично присутствовать на всевозможных фестивалях и ярмарках…», — говорит Анастасия Богомолова, участник Unseen Book Market. Последний экземпляр её книги «Recall» можно найти на стенде ФотоДепартамента в Амстердаме, в то время, как сама Анастасия — в Челябинске.

О феномене фотокниг, их производстве и трудностях, связанных с этим, журнал Ф. поговорил с авторами — Анастасией Богомоловой, Ириной Задорожной, Катей Юшкевич, Сергеем Артемьевым, Кириллом Савченковым, Александром Веревкиным, Еленой Холкиной, Фёдором Шкляруком и Аллой Мировской.

Анастасия Богомолова, фотокнига «Recall»: 

О проекте: Идея книги «Recall» разрабатывалась в рамках первого для меня образовательного курса в ФотоДепартаменте. Ранний вариант макета я показывала еще на итоговых защитах проектов в январе 2013 года, и с этого момента до выхода книги из печати прошло едва ли три месяца. Это был неожиданно быстрый, хоть и очень нелегкий процесс, немалый вклад в который внесла как дизайнер Юля Бориссова. Во многом благодаря ее участию все случилось так скоро. Эта книга — исследование природы воспоминаний. Меня увлекает мысль о невозможности постичь всю глубину нашей персональной и семейной памяти, что вынуждает нас бесконечно подправлять портреты собственных родственников, представления о которых все время распадаются и множатся, обрекая нас на круговорот припоминаний. Издание вышло ограниченным тиражом в 30 копий, оно упаковано в коробочку ручной работы и сопровождается оригинальным снимком из моего личного архива. Мне кажется важным вместе с книгой делиться и фотокарточками, своей частной семейной историей, передавая ее другим, увеличивая пространство существования архива. Для меня это своего рода жест «присоединения территорий».

Об аудитории: Хочется надеяться, что моя работа нашла свою аудиторию не только в России, но и за рубежом. По правде говоря, большая часть тиража книги разошлась именно за границей, и меня радует этот факт, поскольку тема, которую я изучаю, не может иметь пределов. Память — это универсальная категория, объединяющая нас всех, сколь бы разительным ни был наш опыт и в какой бы стране мы ни жили.

Как делать? Делать фотокниги вообще непросто, а в России и подавно, полагаю. Хотя постепенно продакшн улучшается, но авторам все равно приходится сталкиваться с немалым числом технических проблем, с невозможностью осуществить свои задумки, связанные с переплетом или формой печати, с ограниченным выбором бумаги. В моем случае ситуация осложняется большими расстояниями и удаленностью от центра. Напечатать что-то удовлетворительное на месте, в Челябинске, просто невозможно, а ездить в Москву или Петербург — крайне затратно.

anabogomolova.viewbook.com

Ирина Задорожная, фотокнига «Сверло наметило точку и провернуло отверстие…»:

О проекте: Полное название проекта — «Сверло наметило точку и провернуло отверстие. Вход/выход. Где находится существо: внутри или вне?» Что мы подразумеваем, когда говорим: «Я вижу?» И что мы опишем как увиденное? Мне было интересно разбираться с концепцией «реальности», и как она координирует с языком медиума. Это мой первый книжный проект. Я работала над ним около года. Был напечатан тираж в 30 штук.

Почему фотокнига? Между тобой и книгой совсем маленькая дистанция, а с другой стороны — она бесконечна. С одной стороны ты владеешь, с другой — «нельзя помыслить то, что есть, не помыслив это иначе». Сама книга есть поток дискретных кадров, и только неким усилием мы можем удерживать ее как единое. Это с поля того удивления — каким образом ты каждое утро просыпаешься собой.

Книга — это форма, через которую ты выбираешь говорить. Вот в связи с формой есть некоторые проблемы производственного характера. В российской действительности малотиражная авторская книга кажется малопривлекательным сектором рынка. Отсюда у тебя небольшой выбор среди типографий, а со стороны последних — недостаток четких стратегий сотрудничества. Опять-таки сталкиваешься с запаздыванием в освоении технологических процессов. Значит, твоя работа находится в слишком цепкой связке с технической возможностью/невозможностью. Часто спасает человеческий фактор: интерес, любопытство конкретных людей, вовлеченных в процесс. Это как повезет, конечно. Но кажется немаловажным, что это взаимодействие есть, оно возможно, и из него можно работать.

www.zadorozhnaja.ru

Катя Юшкевич, фотокнига «Шесть букв. Первая — «Л»»:

О проекте: Книжка получилась чем-то средним между дневником, повестью, бортовым журналом с элементами расследования. Формально она про то, как я с разной степенью успешности пыталась попасть на «Поле Чудес», если смотреть немного глубже, то я создаю ситуацию и наблюдаю за тем, как буду себя в ней вести, что чувствовать и как система будет реагировать в ответ на мои действия.

Я начала работать над этим проектом в октябре 2012 года, рассчитывая закончить к зимним защитами, а в результате — снимала почти два года. Достойным завершающим аккордом стал таксист, который вез меня, почти в слезах, с готовыми книжками из типографии. В ответ на какой-то рядовой вопрос я рассказала ему почти всю жизнь, а потом, между делом, спросила: «Вы встречали кого-то странного за время работы таксистом?» А он ответил: «Ну, вас вот, например». Жалею, что не догадалась тогда подарить ему первую книжку из тиража. Это было бы очень здорово.

Об аудитории: Про мою аудиторию трудно и одновременно просто говорить. С тем, что касается соотечественников, все худо-бедно ясно, но я, конечно, хотела сделать работу понятную не только своим. Мне кажется, она рассказывает многое про нашу культуру, «русский характер» и даже какие-то причинно-следственные связи. Плюс, в конечном счете, она (мне хочется верить) про общечеловеческие ценности, понятные вне зависимости от культурного контекста. 

Производство: Поскольку это моя первая книжка, пришлось столкнуться с кучей нюансов и тонкостей в процессе. И хотя мне было почему-то интересно бродить по цехам, знакомиться с переплетчицами, разбираться в схемах верстки обложки и есть макароны в местной столовой, в целом, сейчас я думаю, что нужно или делать все самому (вплоть до печати на домашнем принтере) или найти специально обученных людей, в том числе для отслеживания всех производственных процессов. Мне очень помогал Александр Чекоданов, но все равно было сделано много грустных ошибок и, в результате, есть нюансы, которыми я до сих пор не довольна.

Почему фотокнига? Мое отношение к фотокнигам двоякое. При очевидных плюсах (удобство экспонирования, определенная независимость от галерей и институций) я, как и многие, устала от засилья их повсюду, некоторые проекты действительно только теряют от того, что оказываются представленными в таком формате. Не говоря уже о том, что одно дерево – это две стандартных книжки.

Боже, мой тираж – это 10 деревьев.

cargocollective.com/katya_yushkevich

Сергей Артемьев, фотокнига «Olympia»:

О проекте: Мой проект об агрессии телеэфира, созданный на примере трансляции Олимпийских игр в Сочи. В течение 2 недель я снимал во время трансляции Игр. Их показывали тогда по всем каналам, они были во всех телевизорах страны. Гораздо больше времени у меня занял поиск формы представления проекта. В конечном итоге было решено сделать книгу форматом приближенную к газете. Первый тираж — 200 штук. Книга рассчитана на аудиторию по всему миру, которой было бы интересно  подумать, какое месте СМИ занимает в их жизни.

Почему фотокнига? Несмотря на популярность мультимедийных проектов они не могут заменить опыт от общения с хорошей фотокнигой. Формат книги дает возможность презентовать проект, задействовав все три измерения пространства. Мне кажется, что формат книги заставляет зрителя серьезней относится к истории, рассказанной на ее страницах. Некоторые книги сами по себе являются арт-объектами.

Кирилл Савченков, фотокнига «Iceberg»:

О проекте: Книга представляет собой нелинейную биографию моего героя, через сны и истории из жизни скейтера/фотографа/художника. Книга включает мою новеллу из 3х частей и фотографии 2008-12 года, создавалась в течении последних 2х лет. Первый тираж — 30 экземпляров. Одно издание уже разошлось, сейчас готовлю второе английское и первое русское издание. Книга получилась благодаря долгой работе с версткой фотографий, переводом текстов и их версткой. Сейчас я работаю еще над двумя фотокнигам, но я их вижу уже скорее либо как часть моих не книжных работ либо как книги далекие от понимания фотокниги.

Об аудитории: Как показал  этот опыт, аудитория книги может быть совсем разная. Но для меня первоначально это был человек 25-35 лет с широким кругозором. Много книг купили люди из Европы, но конечно некоторые визуальные и смысловые нюансы поймут лучше в России.

Какие трудности? Главная проблема фотографа, который собирается издать свою книгу — это поиск типографии с необходимым уровнем качества, с широким выбором видов переплетных работ. Главное —  с ответственным подходом к работе — должно быть желание работать именно с книгами, а не только с рекламой.

Почему фотокнига? Книга для фотографии достаточно локаничный формат, так скажем очень родственный самому медиумуму. и более того в локальной ситуации порой книга является единственным возможным решением для репрезентации фотографического проекта.

kirillsavchenkov.com

Александр Верёвкин, фотокнига «Cluster E»:

О проекте: Моя книга — о феноменологическом восприятии места и пространства, о связи между повседневным, абстрактным и эстетическим, совместно образующим расширенное поле того, что можно назвать системой или знанием. Время присутствует как дополнительное измерение этой единой структуры, отвечающее за условия её видимости.

На съемки ушло около полугода, но сама книжка была создана за 4 дня в рамках семинара Мортена Андерсена в ФотоДепартаменте в 2012 году. Книга получилась как завершающий жест, позволяющий поставить точку в этом проекте. Первый тираж составил 25 экземпляров. До этого у меня не было опыта работы над фотокнигами, поэтому процесс создания был интересный с точки зрения непривычной работы с фотографиями. Я имею в виду процесс собирания последовательности и работы над дизайном. Мне хотелось сделать это самостоятельно.

Об аудитории: Разумеется, думая о зрителе, я не предполагал ограничиваться только российской аудиторией. Мне кажется, содержание и форма книги максимально доступны любой аудитории.

Производство: Сделать фотокнигу сейчас в России, вероятно, гораздо проще чем несколько лет назад, когда приходилось заказывать печать через Blurb. Даже в Петербурге уже появилось довольно много издательств и типографий, работающих с самиздатом. Главное —желание и смелость работать с разными формами фотографии. Мне кажется автор, который решил сделать книгу, должен хорошо представлять себе, зачем она ему нужна. Тяжелее всего было с техническими вещами, касающимися дизайна и верстки. До начала работы над книгой у меня не было никакого опыта чего-то подобного, но я знаю, что люди посвящают этому годы изучения.

Почему фотокнига: Фотокнига важна с той точки зрения, что это несколько иной способ высказывания, нежели развеска в галерее, другое медиа, если угодно. Она может дополнять или быть самостоятельным произведением, но в конечном счете — всё определяется контентом.

alexanderveryovkin.com

Елена Холкина, фотокниги «Doorways»,«Did we ever meet» и зин про «Артек»:

На Unseen в этот раз попали несколько моих книжек — «Doorways» вошел в шортлист Unseen Dummy Award, «Did we ever meet?» и «Артек» поехали на выставку вместе с другими российскими фотокнигами, которые будут продаваться стенде ФотоДепартамента.

«Doorways» — это проект, который в прошлом году тоже был в шортлисте Unseen, но я его переработала полностью, так что для меня это совершенно новая книга. Работа над ней шла несколько месяцев. Весь процесс я делаю дома — печатаю на принтере, фальцую и переплетаю вручную, вышиваю коробку. Тираж ограничен — всего я планирую сделать 150 экземпляров. Если коротко описать, о чем она, — это дзен-книга, инструмент для визуальной медитации — переходы между страницами и изображениями выстроены таким образом, чтобы погрузить зрителя в чистый процесс рассматривания, пребывания здесь и сейчас.

В России уже есть возможности для self-publishing, но нужно быть готовым, что придется или многое делать самому или серьезно подготовиться к вопросу с финансовой стороны. Макет, выбор материалов (бумага и т.д.), печать, переплет, дистрибуция книги — это основные этапы и сложности. Думаю, такие выставки как Unseen — наилучший способ заявить о себе и своих книгах, и — что немаловажно — найти единомышленников.

До Doorways у меня было два книжных проекта — «Did we ever meet?» и зин об Артеке. Обе книжки сделаны вручную. «Did we ever meet?» победил в конкурсе Rock your dummy! в Париже в прошлом году, выставлялся в Питере, а сейчас и в Москве.

Думаю, что основная аудитория для фотокниг пока находится в Европе. В России есть увлеченные люди на волне, но пока нас немного. Важность фотокниг для меня прежде всего в том, что это способ независимо выстроить и выставить свой проект — без давления со стороны других людей. Это бюджетный вариант твоего собственного фильма, ну а кто не мечтает снимать кино.

www.offonroad.com

Фёдор Шклярук, фотокнига «Об эфире»:

О проекте: Если говорить в нескольких словах, то это проект о поиске того, что присутствует в мире и объединяет его, но является невидимым, и о том возможно ли с помощью фотографии это что-то проявить. Вообще же идея эфира  — это одновременно и идея о пятом элементе материи, квинтэссенции, и идея философского камня из алхимических трактатов. Об этом всем проект и книга. Книга еще и имеет свою специфическую структуру, похожую на алхимический рецепт.

Работа над проектом заняла больше года,  а последние полгода я занимался книгой. В результате я полностью сделал книгу сам тиражом пятьдесят экземпляров.

Производство: Сегодня сделать книгу самостоятельно на мой взгляд не сложно, ты можешь сделать дизайн самостоятельно или пригласить дизайнера, напечатать в цифровой типографии один экземпляр или сотню. Или сделать все самостоятельно, используя струйный принтер. То есть сделать небольшой тираж совсем не проблема. Найти издателя явно сложнее, особенно если ты не призер международных конкурсов и у тебя еще нет имени.

Об аудитории: Если говорить об аудитории, то мой проект и книга не имеют какой-то географической или национальной привязки, и поэтому могут быть интересны как в России, так и за рубежом. Одна из возможностей показать свой проект  — фотокнига, способ напрямую говорить с конкретным зрителем. 

www.fedorshklyaruk.com

Алла Мировская, фотокнига «Далекие близкие»:

О проекте: Я выбрала в качестве объекта исследования собственную семью, потому что семья — это моя опора, мой тыл, территория, источник моей энергии, уверенности, радости, а также — страхов и сомнений (иногда). Что-то базовое, очень важное.

Снимала проект в 2011-2012 г. Мы тогда переживали сложный момент во взаимоотношениях, так что эта тема действительно волновала меня, была очень горячей.

Семейные взаимоотношения интересны для меня своей двойственностью. Семья – это дом, дома ты открыт для близости с теми, кто рядом, и, в то же самое время, открываясь, ты становишься уязвимым. Это как две стороны одной медали. Для меня это всегда было сложным, сохранять близость и уметь справляться с ее обратной стороной. В этом смысле фотография позволила мне занять позицию исследователя по отношению к происходящему, увеличить дистанцию и, соответственно, не чувствовать все так остро и многое понять и переосмыслить.

Это мой первый проект, где я решилась говорить о происходящем правдиво, по крайней мере, на уровне намерения, не приукрашивая, показывая все, как есть. Надо сказать, что было непросто решиться, показать, что у нас не все хорошо. Я думала, что, возможно, кто-то отвернется от меня, узнав, как все происходит у нас на самом деле. Но случилось нечто обратное. Я получила много заинтересованных отзывов на свой проект от самых разных людей из разных стран. Именно от от обычных людей — не кураторов, критиков и коллег по профессии — это для меня всегда было и остается самым важным.

О работе над книгой: Это мой первый книжный проект. Сейчас, когда книжка готова, мне кажется, что между окончанием съемки и ее появлением прошел буквально один день. А на самом деле – почти два года. Два года и два предыдущих варианта книги, которые  дали мне понять, что проект в форме книги – это что-то совсем другое, особенное, не просто фотосерия, удачно собранная «под корешок».

Особенно запомнился момент, когда я увидела первый макет книги. Все, что обсуждалось ранее на уровне идей, предстало реализованным в реальном пространстве и материале. Это было немного шоковое ощущение. Проект приобрел самостоятельную форму и, таким образом, как бы оторвался от тебя. Немного грустно, но и радостно тоже.

В целом в процессе работы над книгой я сделала для себя несколько важных выводов/наблюдений. Создание книги – это отдельный этап работы над проектом, предоставляющий возможности сделать что-то новое. Например, акцентировать формой книги, размером, конфигурацией страниц ее содержание. Расположить фотографии таким образом, чтобы усилить или приглушить существующие смысловые акценты, возможно, создать новые. Создать новый смысловой слой дополнительным текстом, а также многое другое. Найти новый поворот в, казалось бы, хорошо известном материале. И, самое для меня важное, подобраться к зрителю/читателю поближе, создать возможности для более глубокого контакта с твоей работой.

Об аудитории: Думаю, что моя аудитория — это люди, для которых важно то же, что и для меня. Независимо от их места жительства или национальности. Как показал мой опыт презентации этого проекта на Unseen 2014 — это действительно так. Я видела, по реакции, пришедших, что есть понимание, есть сопереживание, есть причастность. Значит, я работаю для людей во всем мире, выходя за границы собственной страны. В этом смысле опыт участия в работе стенда ФотоДепартамента на голландской книжной ярмарке был особенно важным. Для понимания, кому может быть интересно то, что ты делаешь, как автор, фотограф, художник.

466total visits,3visits today

0 Comments

Leave a reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*