Как рассказать историю с помощью изображений. Часть 1

Story_Illust

JM Colberg, Untitled, from Cantos

Если бы я хотел рассказать историю только в фотографиях, как бы я это сделал? Возможно, мне достаточно показать вам одну фотографию (см. выше) и сказать, что это и есть моя история. Вероятнее всего, вы скажете, что истории в ней не так уж и много. И вы, возможно, будете правы, даже с учетом того, что некоторые фотографы могут рассказать историю только одной фотографией. Но в большинстве случаев мы представляем фотографию как что-то еще, не история, а факты и документы. Будет вернее утверждать, что мы представляем фотографии больше как факты, а не истории. Это сформулировал Аарон Шуман, сказав: «Фотография — это минутный фрагмент опыта, но довольно определенный, детальный и говорящий фрагмент. И даже если он содержит только маленькие намеки, этим фотограф говорит нам, что эти намеки очень важны».

«Минутный фрагмент опыта, но довольно определенный, детальный и говорящий фрагмент» может выглядеть вот так:

Не нужно говорить, что это не фотография. Это точка, схематическая иллюстрация идеи «минутного фрагмента опыта, но довольно определенного, детального и говорящего фрагмента». Как вы можете рассказать историю при помощи одной только точки? Не выйдет. Вы не можете. Вы должны сказать что-то еще. Все начнет работать иначе, если мы добавим еще одну фотографию, которая даст нам что-то подобное:

Почти получилось. Но тут пока еще есть над чем поработать. Теперь у нас имеются два фрагмента мира, которые могут относиться друг к другу, а могут и не относиться. Ставить эти фотографии рядом — в этом и есть суть рассказывания историй. Отношения между ними — это и есть история (если держать в голове, что мы говорим о точках ради упрощения).

Нам приходится признать, что фотографии не рассказывают истории так же, как это делают слова. Слова рассказывают истории очень, очень медленно. Мы должны читать их по одному в единичный момент времени, и таким образом постепенно выстраивать историю. Фотография — напротив — не является тождественной одному слову. Если мы вновь обратимся к фразе Шумана, фотография – это «минутный фрагмент опыта, но довольно определенный, детальный и говорящий фрагмент». Таким образом, просмотр одной фотографии после другой будет подобен чтению новеллы, когда мы каким-то образом прочитываем огромные куски текста в один момент. Вы больше не читаете слово за словом, вы читаете 20 страниц за раз, потом 30 и т. д. Не то, чтобы фотографии измеряются отрезками текста в романе (хотя могут), но вы поняли идею.

Кроме этого, вы можете посмотреть на две фотографии одновременно, что приравнивалось бы к единовременному прочтению 20 и 30 страниц текста. Пытаться понять логику построения фотографического повествования через повествование при помощи слов ведет к различным проблемам, главная из которых — в этом нет никакого смысла. Так что давайте не делать этого1. Давайте рассматривать только фотографии.

Вернемся к шуманскому «минутному фрагменту опыта, но довольно определенному, детальному и говорящему фрагменту». Точно ли эта фраза описывает то, чем являются фотографии? Не хочу углубляться в семантику, но я подвергаю сомнению слова «определенный» и «детальный», и даже «говорящий». Фотографии сами по себе не несут в себе никакого смысла. Сами по себе, когда никто на них не смотрит, фотографии — ничто. Как только у них появляется некий зритель, появляется и некое значение. Это значение принципиально зависит как от зрителя, так и от условностей просмотра изображений, с которыми знаком зритель.

Давайте быстро вернемся к словам. Термин «шоколадный батончик» имеет очень определенное значение, с которым все мы, по существу, согласны. Если вы не согласны с этим определенным значением, фраза «Мне очень нравится есть этот шоколадный батончик» может не иметь для вас смысла, или обрести особенную окраску, в то время как все остальные хорошо понимают, о чем идет речь (кроме вас, который не пытается что-то сказать в этом случае). Конечно, мы только что согласились с тем, что слова не работают также как фотографии. Если мы вернемся к идее 20 страниц из романа, то окажемся ближе к тому, что хотим понять. Вполне вероятно, большинство людей «поймут» эти двадцать страниц примерно одинаково, поймут главную суть, какой бы она ни была (если она вообще была).

Но нам и правда нужно отталкиваться от романа, как противоположности нехудожественной литературе. Легко понять почему: вам всего лишь нужно взять группу людей, попросить их посмотреть на одну и ту же фотографию и задавать вопросы до тех пор, пока все не откроются и не начнут обсуждать различные детали, которые они видят. Вероятнее всего вы будете потрясены различными вариантами их видения. Именно многообразие трактовок на самом деле опровергают определенный, детальный и говорящий фрагмент, о котором писал Шуман. Есть фрагмент, и он может быть детальным, может быть говорящим, но обычно он не настолько определенный, как мы хотим думать, и он может быть говорящим по-разному для разных людей. То есть схематично, чаще всего фотографии выглядят вот так:

что превращает две фотографии в нечто подобное:

А теперь вы можете заметить, что то, что имеет значение на самом деле – это расстояние между этими облачками. В иллюзии, которую я выбрал, — эквивалент двум точками, — два облачка совсем легко перекрывают друг друга. Фотографии могут делать то же самое. На самом деле именно здесь лежит многое из того, в чем состоит искусство рассказывания историй: «минутный фрагмент опыта» (возвращаясь к определению Шумана) может перекрывать другой самыми различными способами — едва-едва, очень сильно, или вообще не перекрывать. Легче заметить этот момент перекрытия, наложения, чем заметить некую историю — два фрагмента относятся друг к другу, и если есть какое-то совпадение, наш мозг подхватит его.

Если вы подумаете о двух фотографиях как о двух перекрывающихся облачках с неопределенными границами, которые накладываются на ваше беспокойство о том, как от одного перейти к другому, отсюда туда, к этой фотографии к другой фотографии, сомнения могут рассеяться: внезапно больше нет необходимости создавать связь, она уже есть.

Я не имею в виду, что две фотографии всегда сосуществуют как два перекрывающихся облака. Но здесь мы говорим о повествовании при помощи фотографии, и ключевым шагом в понимании того, как могут быть рассказаны истории, является понимание того, что фотографии, минутные фрагменты опыта, часто (обычно?) не определенные или детальные или говорящие, как представляют их многие фотографы. И именно это является тем крючком, при помощи которого вы можете складывать их в истории.

(продолжение следует: часть 2, часть 3)

1 В качестве отступления, сравнивать фотографии со стихами не намного лучше. 

 

Йорг Колберг (Jörg Colberg)
Источник: Conscientious
Переведено и опубликовано с разрешения автора.

Перевод материала: Яна Романова

741total visits,1visits today

2 комментария

Leave a reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*