Индексальность vs Интерпретация

028_crop

Не знаю, где именно вы могли бы провести черту между художественной и не художественной фотографией. Но, возможно, это разделение каким-то образом должно быть связано с тем фактом, что художественная фотография, в отличии от своего оппонента, крайне подвижна и открыта для интерпретаций. Это может показаться довольно странной темой для обсуждения, учитывая, что на дворе 2016 год, но мир фотографии консервативен и многие идеи, захлестнувшие фотосреду в след за постмодернизмом, нуждаются в переоценке.

Нет такого поля, где эта схватка разворачивается более ясно и открыто, чем фотожурналистика. Последние несколько итераций конкурса World Press Photo (WPP) были насыщены (или, скорее, омрачены) дискуссиями вокруг процесса обработки изображения: что является допустимой нормой? Или: на коком этапе работа перестает быть достойной участия в конкурсе.

Если бы WPP являлся соревнованием, скажем, по хокку, вы бы начали с формы (считая слоги и пр.), и любое отклонение от существующих правил было бы поводом для дисквалификации, но с фотографией дела обстоят сложнее. Дэвид Кэмпбелл подготовил материал по данному вопросу, под названием Неприкосновенность Изображения. Глава 6, Установленные стандарты и Существующие практики начинается с изложения вполне ожидаемых директив (“Деформация изображения, где под деформацией понимается цифровая обработка: добавление или удаление элементов-запрещена”) и приходит к тому, что хорошо звучит в теории, но не применимо на практике (“Коррективы, внесенные с помощью программного обеспечения для обработки изображений […] приемлемы только в случае, если считаются минимальными/едва различимыми/умеренными” тогда как “чрезмерное использование” не допустимо — и, поскольку, здесь мы не можем опираться на счет слогов, как в случае с хокку — что именно должно определять степень упомянутой чрезмерности?).

Но манипуляция существует благодаря многим факторам. Есть хитрости, для которых вы используете компьютер, и есть ваша личность, от которой зависит какое изображение получится на выходе. Например, в прошлом году Джованни Тролио занял первое место в номинации «Проблемы современности» за серию Черное сердце Европы. Волна жалоб началась с мэра города, чей портрет был частью проекта. И по нарастающей хлынула потоком недовольства касательно постановки (или позирования  — интересно, что эти различные по значению термины часто используются как синонимы) и искажения.¹ Апофеозом стало решение WPP отозвать награду.

Giovanni Troilo, La Ville Noire

Giovanni Troilo, La Ville Noire

Giovanni Troilo, La Ville Noire

Giovanni Troilo, La Ville Noire

В центре этих неприятностей лежат два разных аспекта фотографии: индексальность и интерпретация. Грубо говоря, индексальность означает, что изображение на снимке в действительности находилось перед объективом вашей камеры. И это уже создает проблемные условия для бесперебойной работы манипуляции. Тогда как интерпретация совершенно иное явление. В данном контексте подход, выбранный WPP, кажется, подразумевает, что люди, смотрящие на одну фотографию видят одно и тоже. Согласно такому раскладу, пока перед нами “чистое”, не тронутое изображение, мы в безопасности. Единственный недостаток настоящего подхода заключается в его полной неработоспособности.

Для начала, мы могли бы прийти к единому заключению, глядя и на совершенно разные снимки. Многообразие тем и способов их преподнесения находит отображение в различных номинациях. В мире художественной фотографии идея о том, как заполучить снимок, говорящий о той или иной проблеме, развита гораздо шире, чем где-либо еще. Мало кого будет заботить, если работа постановочная, поскольку в данном случае постановка — лишь инструмент, который позволяет лучше сформулировать и выразить мысль.

Конечно, можно развернуть обширную полемику о том, кто делает это лучше, или кому удается ближе подобраться к сути фотографии наиболее подходящим способом, и что, в конечном итоге, все это расскажет нам о самом искусстве. Я вовсе не стремлюсь умалить значимость подобных дискуссий, но хочу лишь подчеркнуть, что им следует перенестись из 1950 года в современный фотомир.

Справедливым будет отметить, что наша коллективная визуальная грамотность подошла к такой легкой форме взаимодействия с фотографией, которой попросту не существовало в прошлом. Большинство из нас пользуются различными фото-редакторами на смартфонах, изобилующими богатым спектром фильтров, в значительной степени меняющих изображение, и почти ни у кого не возникает проблем по этому поводу. Такая тенденция давно проникла и в мир фотожурналистики. Вспомним 2010 год, Дэймона Винтера и его фотографии для New York Times снятые при помощи приложения Hipstamatic. Позже он аргументировал свое решение в статье Through My Eye, not Hipstamatic’s.

Damon Winter, Year at War

Damon Winter, Year at War

Damon Winter, Year at War

Damon Winter, Year at War

Damon Winter, Year at War

Damon Winter, Year at War

В тоже время, существует множество примеров крайне дилетантской и легко распознаваемой манипуляции с изображением (одна из подборок). Мои убеждения касательно послабления правил не обязательно должны распространяться на такие конкурсы, как WPP, но на окружающий мир в целом, где многие из этих самых правил нарушаются нами на ежедневной основе (в том числе, это относится и к фотожурналистике), и настаивать на их догматичности больше нет никакого смысла.

Это особенно важно, потому что точка кипения сейчас находится в области интерпретации фотографии. Вы можете показывать снимки таящих ледников людям, отрицающим климатические изменения, но это необязательно станет для них безоговорочным аргументом. Сверх того, идея о недостоверности медиа — в основном, по той причине, что далеко не все, что мы видим соответствует нашим желаниям и убеждениям — набирает силу. И все споры вокруг того, насколько изображение может подвергаться изменениям, не повлияют на происходящее.

Учитывая какую значимую роль до сих пор играет сфера фотожурналистики, мы, безусловно, должны выделять ее во многочисленных дискуссиях. И вместо разговоров о манипуляции с изображением, нам стоит поговорить о его интерпретации, а точнее, о манипуляции с его интерпретацией. О том, что делает фотография, принимая во внимание тот контекст, в котором она находится, а не то, как она должна выглядеть согласно утвержденным правилам.

При идеальном раскладе, WPP и другие организации, будут расширять сферу своей деятельности, чтобы лицом к лицу столкнуться с подобными вопросами. Есть ли еще смысл в вычленении горстки фотографов из многих тысяч и присвоении им приза, соответствующей категории? Хотя реальность показывает, что уровень посещаемости выставок этих самых победителей довольно высок (по собственным данным  WPP, “ежегодные выставки, захватывающие около 100 локаций, собирают порядка 3 миллионов посетителей”). Что может представлять лучшую возможность для объемной дискуссии вокруг фотографии и того, как мы извлекаем смысл из её содержания (не важно, согласуется ли он с нашими взглядами на истинную индексальность), чем многогранная область интерпретации?

 

 

¹ В своем проекте Тролио описывал Шарлеруа, как «город, переживший крах промышленного производства, рост безработицы, увеличение иммиграции и вспышки мелкой преступности», место, где процветает «извращенная сексуальная практика, расовая ненависть, ожирение на нервной почве и злоупотребление психотропными препаратами, которые, кажутся, единственным спасением от окружающей действительности.» Спустя некоторое время, после присуждения автору награды первой категории, в редакцию журнала Time поступило письмо от мэра города Пола Магнетта. Магнетт выражал крайнее удивление и тревогу, утверждая, что «данные фотографии являются серьезным искажением реальности, существенно подрывают репутацию города и его жителей, а вместе с этим, и профессии фотожурналиста.» Мэр, также, упрекнул Тролио в «использовании постановочных кадров и усилении драматического эффекта при помощи искусственного освещения <…> что исключает возможность называть данный проект журналистским расследованием.» После серии независимых экспертиз, фотограф признал некоторые неточности, в указании места съемок одного из изображений, но категорически отрицал использование какой-либо постановки

Оригинальный текст: Йорг Колберг

Перевод: Ирина Ханина

Источник: Conscientious Photography Magazine

 

Читайте также:

1766total visits,3visits today

0 Comments

Leave a reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*