Фотография: Симуляция реальности с 1839 года

e15e852c8b2da241fa289ce1ff5c67cafcc5e188_35231_body2_3

Платон возненавидел бы фотографию.

В своем знаменитом диалоге “Государство” Платон использует аллегорию мифа о пещере, размышляя над способностью человека воспринимать истинную реальность. Сознание человека, заявляет он, равнозначно сознанию группы людей, прикованных к стенам пещеры и имеющих возможность наблюдать только то, что у них прямо перед глазами, а именно — тени, отбрасываемые различными предметами, деревьями и животными. Таким образом, всё что эти люди будут знать об окружающем мире за пределами пещеры — лишь подобия реальных вещей, доступные их глазу.

Wawrzyniec Kolbusz, Sacred Defense

Платон использовал эту аллегорию для критики художников, копирующих тени на стене, вместо того, чтобы изображать истинную реальность вне пещеры. Искусство было для него отображением деградировавшей истины, которой не место в идеальном Государстве.

В современном мире, переполненном изображениями и информацией, путаница между понятиями реальность и истина только усилилась. Сама фотография стала полем битвы между правдой и симуляцией реальности. С момента своего изобретения в 1839 году, фотография использовалась, чтобы заставить нас поверить в изображаемый ею мир, казалось бы, такой, каков он есть на самом деле. Сегодня фотография всё ещё манипулирует историей и реальностью, хотя определенность этих понятий, также, становится всё более размытой. Скорость развития науки и распространения информации превратили наше понимание мира и его устройства в податливый материал, постоянно приобретающий всё новые и новые формы.

В серии работ Scared Defence, Вавжиниц Кольбуш / Wawrzyniec Kolbusz пользуется пластичностью истории для создания новой. Автор отбирает изображения из воссозданной реальности музейных пространств и съемочных площадок, объединяет их с военными репортажами, оставляя за рамками оригинальный контекст и используя полученный результат работы для исторической документации войны, которой никогда не было. Тем не менее эти образы всё же являются подтверждением реальности, фактами, которые при объединении искажают друг друга. Только одно из изображений подвергается цифровой обработке, но, находясь в купе со своей не измененной версией, лишь усиливает сомнения в достоверности последней.

Wawrzyniec Kolbusz, Sacred Defense

Не только репортажи пользуются нашей верой в “единственную истину”. Даже когда мы делимся кадрами из своей повседневной жизни, мы генерируем иллюзию того, кем бы хотели казаться окружающим. Ведь чаще подсознательно, а в большинстве случаев и намеренно мы выбираем для демонстрации что-то возвышенное, стараясь избегать нелицеприятных моментов. Такое поведение присуще не только отдельным людям, но и целым нациям, крупным корпорациям, также пытающимся отшлифовать и выгодным образом преподнести изображения их реальности. Эти иллюзорные идентичности известны как симулякры — идеализированные карикатуры на правду, которую они олицетворяют, и фотография является одним из мощнейших орудий в этом деле.

Debashish Chakrabarty, Exabytes

В серии Exabytes, Дибашиш Чакрабарти /Debashish Chakrabarty, мы видим как соприкасаются возможности фотографии создавать идеальную реальность с еще одной формой симулякра: виртуальной реальностью. Автор фокусируется на геймерах, “переписывающих” себя при помощи персонажей компьютерных игр, они интегрируют идеализированных героев, обладающих большей силой, красотой и прочими “добродетелями” в реальную жизнь. Когда Чакрабарти фотографирует геймеров в образе своих альтер-эго, эффект мета-динамики вступает в силу, подвергая этих людей повторной оцифровке для распространения их изображений через интернет, как симуляции самих себя.

Смотря на эти изображения, мы должны помнить, что фотография сама по себе не является реальностью, или даже проводником к ней. Это совокупность света и физической формы, попросту лист бумаги, подвергшийся химической обработке. Который, однако, способен смоделировать (возможное) прошлое, воспроизведенное и закупоренное в статичном изображении. Симуляция, таким образом, не существует на картинке, или экране, но конструируется в сознании зрителя, ставя зарождение нарративной субстанции в прямую зависимость от его индивидуальных особенностей восприятия.

Французский философ Жан Бодрийяр в 1980 году писал о симулякре и симуляции, оспаривая прогресс цивилизации в этом вопросе на примере картографии. По его убеждению, все карты являются несовершенной репродукцией реальности, они изображают форму острова или континента, но не воспроизводят местонахождение каждого камня и скалы. И все же, для корректного отображения мира, карта должна быть совершенна, подробно описывать и подмечать все нюансы присущие “оригиналам”. Закрепленная на документе реальность, может быть правдой только в случае своей неизменности.

Тем не менее, динамичный характер реальности может служить почвой для экспериментов. В видео-арте Тео Тагольма / Theo Tagholm можно наблюдать, как фотография взаимодействует с движением, сбивая тем самым с толку наше привычное визуальное восприятие окружающей среды. Эти головокружительные видео — наложение статичного изображения на ландшафты. При перемещении камеры запечатленный момент на мгновение идеально вписывается в карту мира, но затем камера двигается быстрее и мы снова теряемся. На протяжении всего этого процесса переходящих моментов зритель остается в состоянии неопределенности, ожидая и наблюдая за короткими вспышками моделируемой среды.

Debashish Chakrabarty, Exabytes

Эта симуляция жизни, реальности и воспоминаний — сама суть фотографии — и есть то, что возненавидел бы Платон. Её сила может достичь точки, в которой она способна заменить оригинальную сущность, согласны мы на то или нет. Этот факт оставляет нашу реальность полностью открытой для эксплуатации, воздействия и, самое главное, для её изменения. Но, возможно, это не так ужасно, как думал Платон. В конце концов, симуляция позволила геймерам Чакрабарти превратиться в сильных и прекрасных героев, позволила Кольбушу сгенерировать своего рода мораль нашего восприятия прошлого, а Тагольму создать нечто более красивое и захватывающее, чем первоисточник, предоставляемый реальностью.

Я полагаю, что самое большое лицемерие Платона, критиковавшего художников, заключалось в самом диалоге, где он также симулировал свою идею безупречного государственного устройства, создавая собственный иллюзорный мир. То, что фотография не является реальностью, не имеет значения, важно другое — как мы используем различные инструменты симуляции для лучшего понимания чего-то настолько необъятного, как реальность. Одним из таких инструментов и служит фотография.

Текст: Даниэль Медс
Перевод: Ханина Ирина
Оригинальный текст на сайте журнала GUP Magazine

1709total visits,6visits today

0 Comments

Leave a reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*