Фотография и невыразимое

FThat_MartenLange_AnotherLanguage_10-750x562

Не существует визуального эквивалента невыразимому, по крайней мере такого, который владеет его отношением к трансцендентному. Можно обратиться к прозаическому, невидимому, мистическому, чтобы справиться с обычной неспособностью разглядеть вещи. Вам придется привязать это к чему-нибудь отдаленному, чтобы вытеснить существование за границы, раскрыть его тайную природу за пределами человеческого знания. Тем не менее, это не определения, относящиеся к зрению, их можно использовать в качестве вспомогательных прилагательных. Возвышенное в какой-то мере касается этих идей, но как и прочие, имеет собственное первоначальное значение и импликации в других областях.

Отсутствие четкой терминологии для подобных явлений не оградило художников от попыток освоения этой территории. Шедевры религиозного искусства говорили на эту тему. Позже — некоторые виды абстрактного искусства. Эти структуры предлагают особые инструментарий, сложную символику и не репрезентативную форму для преодоления того, что лежит за пределами нашего понимания. Как фотография может работать с такими инструментами? Огромное количество фото-проектов в той или иной мере используют похожие методы, но наибольший интерес вызывают работы, которые приближаются к невыразимому так, как фотография умеет это лучше всего — представляя мир перед камерой прямой записью, в формате 1:1, с целью предложить нечто неизведанное, свыше того, что доступно нашему зрению.

Полностью невидимая для глаза и приборов темная материя предположительно оставляет большую часть вселенной. Ее существование — лишь догадка о том, что находится за пределами нашего восприятия. Лаборатория криогенного поиска темной материи (CDMS), расположенная в шахте северной Миннесоты  — ядро фотографической серии Кита Тейлора. Отпечатки представляют собой фотогравюры, процесс, который остается загадочным для многих фотографов и воспроизводит практически осязаемый черный цвет. Изображения концентрируются на нижних уровнях тонального диапазона, описывая глубокие насыщенные тени шахты, исследовательского центра и леса. При отсутствии видимого предмета, за который может зацепиться видоискатель, Тейлор создает темную материю с помощью теней окружающей среды. Фотографии перемещаются от абстракций к четким объектам, от растений к техническим устройствам. Сопоставление этих материалов и угрожающая объективизация темноты, делает работы навязчивыми, всепроникающими далеко за пределы снимка и в субъективные переживания зрителя. До сих пор попытки Тейлора найти темную материю вселенной кажутся более удачными, чем попытки ученых. Хотя мы так и не можем по-настоящему увидеть вещество, он дает нам возможность почувствовать его присутствие, колебания в зоне периферийного зрения, погружая в глубочайшие тени мира вокруг нас.

FThat_KeithTaylor_DarkMatter_01Keith Taylor, Dark Matter #02
FThat_KeithTaylor_DarkMatter_02Keith Taylor, Dark Matter #19
FThat_KeithTaylor_DarkMatter_03Keith Taylor, Dark Matter #14
FThat_KeithTaylor_DarkMatter_04Keith Taylor, Dark Matter #06
FThat_KeithTaylor_DarkMatter_05Keith Taylor, Dark Matter #20

Другой Язык / Another Language Мартена Ланге также сосредоточен на феноменологии, но вместо того, чтобы искать невидимые массы вселенной, он раскрывает порядок создания, обнаруженный в формах каждого объекта. Черная воронка на серой книжной обложке легко превращается в черную дыру в сознании зрителя. Элегантная, но крайне сдержанная в дизайне, отпечатанная на специальной бумаге, которая заглушает тон фотографий, позволяет им оставаться спокойными, перешёптываться. Связи между изображениями основаны на формальном резонансе. Нарост на дереве перекликается с кристаллическими породами и высохшей поверхности земли. Текстура огня уподобляется горной вершине. Ггруда веток и камень, выступающие из океана, связаны формой и участием в общем порядке. Короткий отрывок текста — выдержка из книги «Космос» Александра фон Гумбольдта (многотомная работа 19-го века, попытка объединить все научные знания) подводит итог: «Физическое описание природы заканчивается там, где начинается сфера интеллекта, и новый мир сознания открывается нашему взгляду. Оно знаменует собой предел, но не пересекает его.» Снимок в какой-то степени отмечает собственный конец, конкретную материальность предмета перед объективом. Но грамматика последовательности этих отдельных изображений на самом деле разговаривает на другом языке, на том, который предлагает увидеть невыразимое, подчеркивает само существование не просто «новый мир сознания», но способ контактировать с этим миром.

FThat_MartenLange_AnotherLanguage_01Mårten Lange, cover of Another Language (MACK, 2012)
FThat_MartenLange_AnotherLanguage_02Mårten Lange, from the project Another Language 
FThat_MartenLange_AnotherLanguage_03Mårten Lange, from the project Another Language 
FThat_MartenLange_AnotherLanguage_04Mårten Lange, from the project Another Language 

FThat_MartenLange_AnotherLanguage_05

Mårten Lange, from the project Another Language 

FThat_MartenLange_AnotherLanguage_06

Mårten Lange, from the project Another Language 
FThat_MartenLange_AnotherLanguage_07Mårten Lange, from the project Another Language 
FThat_MartenLange_AnotherLanguage_08Mårten Lange, from the project Another Language 
FThat_MartenLange_AnotherLanguage_09Mårten Lange, from the project Another Language 
FThat_MartenLange_AnotherLanguage_10Mårten Lange, from the project Another Language 

Мы можем измерить расстояние между планетами в пределах солнечной системы и рассчитать время, чтобы пересечь огромные дистанции, но эти цифры остаются абстрагированными от нашего опыта. В 2011 году, международное объединение Марс 500 заперло шестерых космонавтов внутри модели космического корабля на 520 дней, чтобы имитировать полет на Марс и обратно (попытка 2000 года завершилась пьяной дракой и нежелательным поцелуем). Большинство людей не предрасположено к такого рода экстремальным условиям. Музеи и образовательные организации изготавливают масштабные модели вселенной, знакомя нас с визуальным, поддающимся управлению выражением космических пространств, но этот опыт — всего лишь минимальное проявление. Кажется странным, что более эффективным средством для обсуждения и понимания всей широты времени и пространства солнечной системы оказывается книга. Работа Мишки Хеннера1Астрономия — это просто/Astronomical is simple, минималистичное, блестящее произведение искусства и воплощение пространства и времени. Название, имя автора и номера серии распределены по белыми корешками двенадцатитомного издания. Единственный текст в книге после титульного листа посвящен расстоянию. Шкала сообщает нам, что каждая страница представляет собой один миллион километров (первый том включает 0-500 миллионов километров). Следующая страница — фотография солнца. Оставшиеся 499 — черное бессодержательное пространство, растянувшееся на  последующие мили. Большинство планет, не считая газовых гигантов, появляются в виде маленьких точек. Образовавшиеся в процессе печати слабая зернистость и местами пачкающая краска, становятся своего рода космической пылью, осевшей на руках читателя спустя миллионы километров. Время и упорство, которые необходимы при перемещении от страницы к странице в ожидании встретить небесное тело, передают чувство необъятности, нескончаемой массы и утомительной монотонности космоса, которые трудно по-настоящему ощутить, используя сложные расчеты. Книга становится способом познания пространства и времени, литургической прогулкой в пустоту.

FThat_MishkaHenner_Astronomical_01

Mishka Henner, Astronomical, 2011
FThat_MishkaHenner_Astronomical_02
Mishka Henner, Astronomical, 2011 (Scale)

FThat_MishkaHenner_Astronomical_03

Mishka Henner, Astronomical, 2011 (The Sun, pages 1-2, volume 1)
FThat_MishkaHenner_Astronomical_04
Mishka Henner, Astronomical, 2011 (Earth, page 155, volume 1)

Идея о том, что можно посмотреть в глаза бесконечности вселенной ошеломляет. Портрет Эрика Беклина (работа Джейсона Лазаря), первого человека, заглянувшего в центр нашей галактики, пионера в области инфракрасной визуализации в астрофизике, показывает, что даже приближение к такого рода информации трансформирует. Рубашка, бледное лицо, тонкие седые волосы, совершенно белый фон на контрасте превращают зрачки в глубокое черное пространство. Беклин выглядит совершенно отстраненным, как если бы он никогда не отводил взгляда от посвященного осознания таких масштабов.FThat_JasonLazarus_EricBecklin_01

Jason Lazarus, Eric Becklin, first human to see the center of our galaxy

“Многие изображения оказываются вялым переводом известного мира, вместо того, чтобы стать жизненно важными объектами, создающими собственный внутренний мир”

Роберт Хейнекен

Если физиогномика может отражать подобную трансформацию, с помощью того, что находится за пределами досягаемости и доступна только для более глубокого взгляда, возможно ли отобразить человека, после того, как он переступил пределы собственного бытия? В проекте Исследования Хейнекена / Heinecken Studies, Лазарь, чье имя здесь пришлось удивительно кстати, рассеивает пепел фотографа Роберта Хейнекена через фотобумагу, создавая движущиеся цветовые поля. В подписях к снимкам Лазарь уточняет детали освещения, которое было использовано для создания изображения, тщательная спектроскопия — отсылка к астрофизическим методологиям Белкина. Останки Хейнекена вмешиваются в абстракцию телесного космоса, становясь созвездиями в новообразовавшихся световых спектрах вселенной.

Новый мир, который предлагают Ланге и Гумбольдт, тут же становится способом расширить понимание нашего собственного мира, терпеливо проходя дистанцию в шесть тысяч страниц, предоставленную Хеннером и вглядываясь в бездну Тейлора, он внушает способность видеть части существования, которые раньше были невыразимы и незаметны.

FThat_JasonLazarus_HeineckenStudies_01
 Jason Lazarus, Study #18 (0y, 100m at F16, 12 sec, slight dodge) from the project Heinecken Studies

FThat_JasonLazarus_HeineckenStudies_02

Jason Lazarus, Study #19 (0y, 100m at F16, 8 sec, burn with one flashlight, a second burn with another)
FThat_JasonLazarus_HeineckenStudies_03
Jason Lazarus, Study #13, the year of Heinecken’s birth #2 (19y, 31m at F16, 6 sec, dodged for half of exposure)
FThat_JasonLazarus_HeineckenStudies_04
Jason Lazarus, Study #8 (154y, 64m at F8 for 1 sec without ashes, ash layed down, burned with flashlight)

FThat_JasonLazarus_HeineckenStudies_05

Jason Lazarus, Study #23 (enlarger turned off, one flashlight burned twice)

FThat_JasonLazarus_HeineckenStudies_06

 

Jason Lazarus, Study #7 (154y, 64m at F8 for 1 sec, burned with flashlight for additional time)

FThat_JasonLazarus_HeineckenStudies_07

Jason Lazarus, Study #21 (171y, 171m at F8, 30 sec with slight dodge)

Оригинальный текст:

Перевод: Ирина Ханина

Источник: Lavalette

2110total visits,2visits today

0 Comments

Leave a reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*