Дизайн фотокниг

Christian Patterson

В самых простых терминах, фотокнига это книга из фотографий, но, конечно, понятие фотокниги этим не ограничивается. Как правило, фотокниги тщательно отредактированы, а последовательность фотографий выстроена. Выбор фотографий и их порядок имеют решающее значение для истории, рассказанной в книге. Но есть еще один важный элемент, который слишком часто игнорируется — дизайн. За последние несколько десятилетий дизайн фотокниги стал неотъемлемым элементом сторителлинга. В классических книгах, таких как «Американские фотографии» Уолкера Эванса (Walker Evans «American Photographs»), использовался очень простой дизайн: пустые страницы и страницы с фотографиями чередовались с небольшим количеством текста, если он вообще был. В отличие от этого примера, в современных фотокнигах используется много различных приемов дизайна – включая графический дизайн и непосредственно физические свойства книги – которые позволяют передать идею автора. Нижеперечисленные книги являются одними из самых ярких примеров, которые я видел.

Алек Сот «Broken Manual» («Сломанная инструкция»)

Алек Сот (Alec Soth) стал известен благодаря своей книге «Sleeping By The Mississippi»/»Видя сны вдоль реки Миссиссиппи», которая следует классической модели Эванса. В отличие от нее, «Broken Manual»/»Сломанная инструкция» (Steidl, 2010) выглядит как «скрипты» — транскрипты лекций, которые я имел обыкновение покупать в университете. Мягкая обложка кажется немного потертой, даже если книга новая, как будто ручной работы, а надписи выглядят небрежно сделанными после. Вместо эссе книга содержит фрагменты текста — своего рода руководство о том, как исчезнуть/убежать — напечатанные на зеленой бумаге (знакомой тем, кто работает в офисе). Посмотрите внимательно, и вы увидите, что каждый выбор в книге сделан осознано, вплоть до того, какие из фотографий имеют дополнительный слой глянца. «Broken Manual» — это сложная, но как предполагает название, дисфункциональная инструкция. Форма книги отражает ее функцию. Суть современного дизайна фотокниги именно в этом – форма соотносится с идеей/предназначением книги. Решения относительно дизайна зависят от фотографий и истории. По словам дизайнера из Голландии Ганса Греммена (Hans Gremmen): «Все элементы книги – выбор бумаги, размер, способ переплета, качество печати, сканы… Все должно быть подобрано под конкретную книгу».  Если все сделано хорошо, читатель, вероятно, не обратит на это никакого внимания, так как все элементы будут работать как органичное целое, и ни одна из деталей не будет нарушать плавного течения книги.

Кристиан Паттерсон «Redheaded Peckerwood»

Дизайнерские решения могут быть весьма утонченными и очень близкими к классической модели. И если «Broken Manual» находится в самом авангарде дизайна фотокниги, то книга «Redheaded Peckerwood» Кристиана Паттерсона (Christian Patterson) (Mack, 2011) намного более традиционна. Это пример успешного использования классической модели в современном мире. «Redheaded Peckerwood» с помощью нарратива в фотографиях рассказывает историю Чарльза Старкуэзе (Charles Starkweather) и Карилы Энн Фюгейт (Caril Ann Fugate), двух несовершеннолетних беглецов, которые в 1958 году устроили убийственный кутеж в стиле Бонни и Клайд. Книга включает в себя различные виды фотографий, в том числе репродукции старых документов, цветные и черно-белые. Они расположены в хронологическом порядке, но различаются по размеру и позиции на странице – одни расположены справа (там, где мы ожидаем найти фотографии в книге), оставляя левую сторону пустой, другие — слева, оставляя пустое пространство с правой стороны. Некоторые фотографии занимают весь разворот со смещением влево или вправо, другие расположены в парах. Эти, казалось бы, простые дизайнерские решения существенно изменяют способ прочтения изображений. В то же время они должны быть абсолютно точными, в противном случае изменения в размере и положении фотографий могут показаться совершенно случайными. На самом деле, «Redheaded Peckerwood» сбивает с толку, но эта путаница использована творчески. Мы все хорошо знакомы с тем, как фотографии работают внутри фотокниги; эта книга играет с нашими ожиданиями, увлекает нас, заставляет нас смотреть и читать историю. Это утонченная публикация для аудитории, которая видела много фотокниг.

Кристофер Андерсон «Capitolio» («Капитолий»)

Если «Redheaded Peckerwood» использует современный подход к классической модели фотокниги, «Capitolio» Кристофера Андерсона (Christopher Anderson) (RM, 2009) представляет собой современный подход к другой модели. В 1960 году книги таких фотографов, как Уильям Клейн (William Klein) и Эд ван дер Elsken (Ed van der Elsken) вдохновили целое поколение японских фотографов, в том числе Дайдо Морияма (Daido Moriyama), на создание оригинальных произведений. Основным направлением, возникшем из этого влияния, стало так называемое Provoke. Фотографии этого направления были зернистые и контрастные, буквально черно-белые, без оттенков серого. «Capitolio» мог бы быть одной из книг Provoke. Андерсон имеет опыт работы в фотожурналистике, которая использует как цветное, так и черно-белое изображения. В течение долгого времени «несовершенная» композиция и зерно были частью визуального языка фотожурналистики. Для «Capitolio», снятого в Венесуэле, фотограф делает еще один шаг вперед, кадрируя изображения, создавая виньетки или помещая панорамы на весь разворот. Изображения располагаются без полей, вплоть до краев страницы, часто в парах без какого-либо пространства между фотографиями. Иногда часть изображения находится на одной странице, а остальная часть видна только когда читатель переворачивает страницу, чтобы увидеть следующий разворот. Результат часто приводит в замешательство, особенно учитывая размер книги. Это очень интенсивная книга об интенсивной стране.

Интересно, что в обсуждениях книги в Интернете Андерсон был обвинен одновременно в прославлении и в излишней критике президента Венесуэлы Уго Чавеса. Я думаю, он не делает ни то, ни другое. Легко понять, почему «Capitolio» воспринимается так неоднозначно — книга представляет бескомпромиссные фотографии на бескомпромиссную тему в очень бескомпромиссной форме. Проблема может быть просто в том, что люди воспринимают «Capitolio» как фотожурналистику, чем эта книга, безусловно, не является.

Герт ван Кестерен «Baghdad Calling»

Часто говорят о кризисе фотожурналистики, раздираемой неопределенностью и в ее бизнес-модели и в фотографическом подходе. Гражданская журналистика представляет собой определенный вызов, поскольку повсеместное использование камер мобильных телефонов означает, что многие события теперь документируются людьми, которые просто оказались в нужном месте (как это случилось недавно с захватом и гибелью Муаммар Каддафи). В «Baghdad Calling» (Episode, 2008) голландский фотожурналист Герт ван Кестерен (Geert van Kesteren) использовал это противоречие в создании одного из лучших примеров современной фотожурналистики. Война в Ираке вынудила миллионы иракцев бежать от насилия в своих городах, находя убежище в других частях страны или за рубежом. Эти территории были также недоступны для фотожурналистов – находится там было слишком опасно. Ван Кестерен сложил обе части истории вместе, посещая беженцев в Сирии, Иордании и Турции, фотографируя их и разговаривая с ними об их опыте. Он также просил у них фотографии или видео, снятые в этих опасных территориях. «Baghdad Calling» объединяет все эти элементы в очень умной, последовательной и захватывающей книге. Эта книга показывает, почему голландский дизайн стал одним из эталонов в производстве фотокниг.

Большая часть «Baghdad Calling» состоит из фотографий, сделанных беженцами. Мы с трудом решимся назвать эти снимки фотожурналистикой — большинство из них это повседневные фотографии людей позирующих, разговаривающих, снимки кота, людей за обедом или места, и зритель часто не знает, что он должен думать. Но иногда встречаются и следы шокирующего насилия. Я считаю, что «Baghdad Calling» это фотожурналистика, потому что книга убедительно рассказывает историю — историю иракских беженцев и историю страны, которую они были вынуждены покинуть.

Одна из причин того, что книга так хорошо работает, заключается в ее структуре. Книга содержит два типа фотографий – сделанных ван Кестереном и беженцами, напечатанных на бумаге двух типов. Фотографии с мобильных телефонов воспроизведены на газетной бумаге, с подписями, сделанными беженцами. Между этими снимками — короткие тексты и фотографии ван Кестерена, напечатанные на отличной от газетной, но тоже тонкой, бумаге. Страницы обоих типов передают впечатление недолговечности, но нет никакого сомнения в том, кто автор каждой из фотографий.

Существует соблазн отделить профессиональные фотографии от любительских. Но собрав их вместе, с небольшим отличием в презентации, «Baghdad Calling» придает беженцам новый статус. Конструкция книги в этом смысле — почти политический акт, она дает возможность людям, которые обычно не больше, чем цифры в статистических сводках, поделиться своими историями на равных.

Андрей Крементчук «Come Bury Me» («Приходи меня хоронить»)

«Baghdad Calling» поднимает важный вопрос – об историях и о возможности (или невозможности) проверить их. Этот же вопрос – в центре внимания книги Андрея Крементчука «Come Bury Me» (Kehrer, 2010). Когда мы открываем книгу, первое, что мы видим это фотография пяти человек, без полей — нет ни титульного листа, ни оглавления, ничего. На следующих страницах только фотографии — по крайней мере, на протяжении некоторого времени — показывающие, как эти пять человек и еще несколько других пьют, танцуют, обнимают животных и так далее, в очень бедном доме.

Для некоторых людей, именно так и должны работать фотографии — только изображения, текст не нужен. Но после основного блока фотографий мы находим текст – эссе, написанное самим фотографом, в котором он объясняет, как он встретил людей на фотографиях, и пересказывает некоторые из историй, которые они ему рассказали. Один представил себя как «трехкратный чемпион мира по спортивной гимнастике», а другой сказал, что он был солдатом во Вьетнаме. Истории. В какой-то момент одна из женщин сказала фотографу: «Не верьте всему, что говорят вам люди».

Книга заканчивается на мрачной ноте — фотограф вспоминает, как он вернулся назад, чтобы увидеть своих знакомых, и нашел только одного из них. Дом, где они праздновали, сгорел до тла, и его друзья погибли – на последних фотографиях книги запечатлены руины. У нас есть фотографии, история фотографа и истории, рассказанные фотографу. Как мы узнаем, что реально? Как мы узнаем правду? Читая эссе, я возвращался назад к фотографиям, пытаясь понять, кто есть кто …

Дизайн книги «вталкивает» нас в мир книги, показывая нам сначала только фотографии. Это заставляет зрителя смотреть и составлять свое представление (которое зритель неизбежно получит), но затем все переворачивается с ног на голову, на этот раз с помощью слов. Именно это часто и пытается делать современная фотография, не так ли?

 

Эти пять книг ни в коем случае не репрезентация современных фотокниг, но все они разумно и эффективно используют дизайн, чтобы рассказать историю, построить нарратив или сказать о предназначении книги. Эти книги были бы совсем другими, если они были бы сделаны по подобию «Американских фотографий» и – как и классическая книга Эванса утратила бы нечто с изменением дизайна — эти книги также утратили бы свою сущность. Хороший дизайн может поднять фотокнигу до головокружительных высот  и может быть замечен только, когда вы внимательно смотрите. Современные фотокниги превратились в довольно сложные объекты, созданные для очень искушенного зрителя.

Йорг Колберг (Jörg Colberg)

Источник: The British Journal of Photography

1976total visits,1visits today

0 Comments

Leave a reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*