Десять вопросов Мартину Парру и Джерри Баджеру

6
Селфи Мартина Парра и соавтор книги Фотоальбом – 3, Джерри Баджер – Файдон,Лондон 9.4.14

Мартин Парр и Джерри Баджер

Может быть Джерри Баджер не настолько известен, как его соратник Мартин Парр, но он является чрезвычайно талантливым фотографом, архитектором, писателем и соавтором серии книг “Фотоальбом”, и поэтому мы были рады провести с ним вчера немного времени, пока он и Мартин подписывали свою последнею книгу: «Фотоальбом: История. Том 3».

Джерри работал над новой книгой вместе с Мартином, как и с предыдущими томами, и так же, как и в прошлые разы его проницательность и обширные знания по истории фотографии способствовали неоспоримому успеху. Читайте дальше, чтобы узнать, какие фотокниги Джерри все еще ищет, почему фотография Рембрандта окажется лучше автопортрета художника и как, по его словам, фотографии могут выполнять роль машины времени. Мартин присоединился к нам в середине беседы, и он также разделяет взгляды Джерри – как и их селфи (фотография выше). Настоящее удовольствие для поклонников фотографии во всем мире, совсем как их новая книга.

2

Теперь ты моя, Трина Соренсена, The Photobook: A History, volume III

Как вы встретились с Мартином и как вы сегодня работаете вместе?
Не могу ответить вам на этот вопрос, потому что не знаю ответа. Вероятно, это произошло на каком-то открытии. Если вы являетесь частью фотосообщества, то на всех открытиях вы просто подбегаете к людям и начинаете с ними разговаривать. Скорее всего, мы говорили о ком-то вроде Тони Рэй-Джонса. Я помню, что Мартин хотел, чтобы я написал что-то для шоу, которым он тогда занимался. Это было еще в начале девяностых годов. Предполагалось тогда показать шесть британских фотографов, в том числе Криса Киллипа и Пола Грэма. Помню, как мы все пошли домой к Мартину в Ливерпуле – выдались довольно веселые выходные. Ради фотокниг я ездил в Бристоль, Мартин разбрасывал стопки книг по полу, и мы их все просматривали. Я писал текст. Я также разработал структуру книги; речь шла о тех книгах, которые мы упустили и тех, которые привлекали наше внимание еще с тех пор, как мы делали первые два тома.

Почему мы любим фотографии,  что делают для нас лучшие из них?
Они переносят вас “туда”. В те места, в которые вы не можете пойти, такие как поверхность Луны, и они также являются воспоминаниями, которые переносят вас в прошлое. Благодаря им вы можете путешествовать во времени и пространстве. Вот пример. Есть автопортреты Рембрандта, датируемые ХVII веком, и они написаны Рембрандтом, иконой мирового искусства. Но если бы у вас была фотография Рембрандта, она была бы величественнее, вот что я имею в виду, какая бы вшивая это ни была бы фотография. Она могла бы не быть гениальным произведением искусства, но она перенесет вас в то время. Люди продолжают говорить о превосходстве живописи, но в этой области фотографии ничто не может быть равным. Мы цитируем американского художника и фотографа Льюиса Болца, который сказал, что фотография  — это узкий, но глубокий  промежуток между романом и фильмом. Очень хорошая идея, над которой можно подумать, особенно по отношению к фотокниге.

Теперь ты моя, Трина Соренсена, как в Фотоальбоме том 3

Теперь ты моя, Трина Соренсена, The Photobook: A History, volume III

Почему в галереях существует тенденция печати и показа огромных одиночных фотографий?
Если вернуться в прошлое, исторически, у фотографии всегда был этот комплекс неполноценности по отношению к живописи. Таким образом, чтобы дать фотографии одинаковую ценность с живописью, прибегают к печати шириной в 6 футов. Очень часто все, что вы получаете — это просто большое изображение. Все это действительно говорит о том, что фотография пытается конкурировать с живописью, поэтому галереи позволяют себе тратить тысячи долларов на печать. Помню, как я стоял и смотрел на некоторые очень большие печати работ известного немецкого фотографа, с Джоном Госсажем, ведущим американским фотографом. Цены на эти полотна были действительно высоки. Джон сказал: «Что вы думаете о них?» Я подумал немного, и он сказал: «Да, они – лед и никакого торта”. Это – то, что вы чаще всего получаете от больших фотографий. Напечатай вы плохую фотографию большим форматом, вы не сделаете ее хорошей, вы просто сделаете ее большой.

Банды Синдзюку, Ватанабе Катсуми, The Photobook: A History, volume III

На что в первую очередь должны обращать внимание наши читатели при покупке фотографии?
Я всегда советую покупать винтаж, печати, сделанные в течение примерно пяти лет после негатива. Совсем не обязательно фотография должна быть напечатана самим автором, т.к. некоторые из величайших фотографов не печатают свои собственные работы. Они так же не обязательно должны быть подписаны. На самом деле, иногда, если фотография подписана — это плохой знак, зачем бы фотографу в 1930-е годы подписывать свои фотографии? В то время у фотографии еще не было своего места на рынке искусства. Вы также должны выяснить, сколько снимков было сделано, и это не всегда будет ясно, потому что дилеры, как правило, скажут вам число меньше. Очень важно происхождение печати — вот почему лучшие работы могут стоить более миллиона, потому что все эти факты ясны.

Гарри Ланн, бизнесмен из США, создавший рынок  фотографии, в семидесятые годы обратился к симпозиуму. У него было две фотографии. Он сказал: » Здесь у меня есть фотография Роберта Франка, которую я оценил в $ 10 000. Здесь — другая его работа, та же картина, которую я тоже оценил в  $ 10 000″. Тогда он разорвал одну фотографию и сказал: «Теперь у меня есть эта фотография Роберта Франка, которая стоит $ 30 000». Гарри всегда говорил: «Мы находимся в бизнесе создания ценных вещей”. Это – рынок искусства.

Банды Синдзюку, Ватанабе Катсуми, The Photobook: A History, volume III

Итак, как это влияет на рынок фотокниг?
Рынок коллекционеров книг всегда стремится быть там. Самая большая проблема великих фотокниг в тираже 2,000. Просто, естественным путем 500 пропадет сразу. Возьмите одно из японских названий в этой книге, «Банды Синдзюку Ватанабе», автором, которого является Катсуми; произошел пожар или наводнение на складе, где хранился первоначальный тираж, таким образом, книга стала редким экземпляром. Нас обвиняют в повышении цен, но все что мы пытаемся сделать — это написать историю фотографии через фотокниги. В этом несчастье книг. Хорошие новости заключаются в том, что некоторые классические книги будут переизданы.

[В этом месте заходит Мартин Парр; он подвернул ногу на станции метро Южная Бромли, и не может нормально ходить]

6

Распространение от Рикардо Палома аль Эйр (2011), The Photobook: A History, volume III

Джерри, иногда люди говорят, что работы Мартина немного мизантропичны. Разве это справедливо?
[Мартин смеется]
Нет, это несправедливо. Он не был бы хорошим фотографом, если бы это было правдой. В его работе есть большое разнообразие непохожих вещей; они охватывают весь диапазон  чувств – от порой резких до действительно милых сердцу и сентиментальных, и это хорошо. Это представляет широту работы хорошего художника.

Больше всего ретвитов набрал селфи Эллен ДеДженерес на церемонии вручения Оскара. Может ли это что-нибудь сказать о  фотографии на данный момент?
Ну, вы могли бы сказать, что это — мелочь. На самом деле это говорит одну вещь об одном аспекте фотографии. Я читал интересную книгу об автопортретах, от старых мастеров до селфи. Когда-то автопортреты имели духовный элемент, теперь они имеют материальный элемент. Раньше речь шла о самоанализе, сейчас — о саморекламе. Это падение.

Нужны ли знания о фотографии, чтобы оценить «Фотоальбом»?
Надеюсь, что нет. Это не академическая книга; эта книга написана двумя энтузиастами. Имейте в виду, истории здесь еще больше, чем мы сначала себе представляли. Это то же самое, что найти древний город и копать. Чем больше вы копаете, тем больше неожиданных связей вы найдете. Другие вещи, которые вы могли бы заметить — это связи между книгами; между американской книгой, опубликованной в семидесятые и японской книгой, опубликованной тоже в семидесятые годы. Вы видите, как два фотографа решают одинаковые вопросы — это любопытно, и они никогда бы не увидели книги друг друга.

Подростковые стили и тенденции 1967-71: Ретросперктива, Бертон Y Берри, The Photobook: A History, volume III

Есть ли названия, о существовании которых вы знаете, но все еще не можете найти?
О, да. Сегодня мне отправили детали о двенадцати иранских книгах, сделанных в и вокруг иранской революции. Дилер запросил  более $40 000 за них. Я думал, что он завысил цену. Так что я просто написал иранскому фотографу, чтобы узнать, доступны ли они. Китай также является страной тайн, одной из последних неизвестных. У нас здесь есть несколько китайцев. Мы не занимались итальянскими фашистами и иранцами, потому что мы не знаем так много о них.

Какие книги из «Фотоальбома» вы действительно хотите?
Мартин: «Единственная книга, которую хочет Джерри – книга про велосипеды».
Джерри: «И про моду, про длинноволосую молодежь. Обе книги гейские, обе Швейцарские. Книга про велосипеды, как нам кажется, первая книга, получившаяся после того, как кто-то взял газетные вырезки и сделал из этого изысканную работу. Это замечательная книга, очень трогательная и смешная. В ней речь идет о велосипедных гонках, и там довольно-таки много говорится об авариях. Она особо интересна из-за гейского подтекста.
Другая швейцарская книга была написана американским дипломатом в Цюрихе. Она называлась «Подростковые стили и тенденции, 1967 — 71 :Ретроспектива, Бертона Y Берри». Она вышла только в частных изданиях. Он любил молодых людей с длинными волосами; книга вышла в конце шестидесятых, и автор писал, что длинные волосы у мужчин — это прекрасно, именно так мужчины могут добавит женственности своей внешности. Действительно интересно . У нас довольно много книг для геев, но, как ни странно, мы не нашли ни одной лесбийской книги, чтобы включить в свою работу».

С книгой «Фотоальбом: История. Том 3» Мартина Парра и Джерри Баджера можно ознакомиться здесь.

Перевод: Полина Крышталева