Страх и ненависть в сети

2966
© Kurt Caviezel

© Kurt Caviezel

Онлайн-выставки — явление новое, маргинальное и пока что толком не осмысленное. Способна ли виртуальная среда стать полноценной альтернативой галерейному пространству? Чтобы понять, есть ли будущее у этого формата, Ксения Белаш решила “посетить” одну из тех немногочисленных экспозиций, которые существуют в сети в данный момент.

Выставка Fear and Loathing открылась на сайте Art Photo Index2 в  декабре. Она посвящена страху во всевозможных его проявлениях. Материал для нее был отобран куратором Катрин Вэйр3. В итоговую выборку вошли 117 снимков. Некоторые из них были присланы фотографами специально для этого проекта, большинство —взяты из коллекции API. Все они так или иначе затрагивают темы зловещего и отвратительного.

По форме выставка больше напоминает онлайн-презентацию: такая параллель возникает с первого кадра, на котором поверх самого изображения возникает название “Fear and Loathing”. Первые несколько диптихов отсылают зрителя к тематикам стихии и возвышенного. Мы видим зловещие скопления птиц, рассекаемое молнией небо, мрачные сплетения ветвей, пейзаж, теряющийся в клубах дыма. Затем посреди экрана возникает вопрос— чего ты так боишься?

После этого визуальный ряд превращается в пространный перечень разнообразных страхов, фобий и тревожных состояний. Большинство страхов (обозначенных подписями) вполне узнаваемы: страх старения и болезни, страх воспоминаний и забытья, страх остаться незамеченным или, наоборот, сделаться слишком заметным. Однако общая интонация не слишком серьезна: наряду с различными формами экзистенциальной тревоги здесь встречаются и такие забавные фобии, как боязнь зубов или страх перед потерянными носками.

Подборка фотографий кажется спорной, хотя, возможно, эклектичность материала – часть кураторской задумки. Некоторые фотографии визуально выпадают из ряда, особенно снимки, отличающиеся ярко выраженной коммерческой эстетикой (например, студийные фотографии животных). Тут, кстати, следует отметить важный плюс онлайн-формата: наведя курсор на фотографию автора, можно сразу перейти по ссылке к его портфолио и составить представление о его творческом кредо. Впрочем, обратная сторона этого удобства — невозможность полностью погрузиться в атмосферу выставки. Дизайн сайта не слишком удачен: в частности, яркие детали интерфейса постоянно напоминают о себе и отвлекают от просмотра фотографий.

Использование текста является ключевым моментом для организации “пространства” выставки. Именно он позволяет собрать воедино весьма разнородные изображения. Здесь нет истории как таковой, как нет и рассказчика; хотя иногда появляются фразы, написанные от первого лица, вроде “страх, что он найдет меня” или “страхи, поведанные мне”. Они дразнят воображение зрителя, намекая на некое повествование, оставшееся за кадром. Несмотря на свой эпизодический, фрагментарный характер, подписи создают определенный композиционный ритм. Они ведут нас от вопроса, поставленного в начале экспозиции, к ее логическому завершению в виде кураторского текста, который появляется в самом конце.

Использование текста подразумевает и определенные риски. Сама по себе фотография, будучи “пустым знаком”, обретает свое значение лишь в определенном контексте4. Поэтому подпись имеет огромную власть над изображением – она может как расширить сферу его прочтения, так и предельно сузить ее, тем самым сведя роль снимка к простой иллюстрации. Именно последнее и происходит со многими изображениями, представленными в рамках “Fear and Loathing”. “Боязнь мышей” иллюстрируется фотографией грызуна, “боязнь зубов”— фотографиями челюстей, “страх темноты” —снимком растерянных детей с фонариками, “страх перед больницами”— фотографиями операционного стола, а “страх старости” —кожей, испещренной морщинами. В некоторых случаях связь между текстом и изображением не является столь очевидной, однако чаще всего она достаточно прямолинейна.

Оправдан ли здесь подобный диктат текста? У меня возникло ощущение, что, оказавшись в тисках интерпретации куратора, фотографии утратили свою силу и живость, стали плоскими. Они больше не тревожат, не трогают. Зловещее, будучи обозначенным и проговоренным вслух, оказывается всего лишь стоп-кадром из фильма ужасов, где особенно заметно, что кровь в кадре—бутафорская, а отчаяние главного героя —всего лишь неестественная гримаса актера. Более того, некоторые снимки смотрятся весьма странно в качестве подобного стоп-кадра: например, фотография спящего на улице бездомного человека, соседствующая со снимком мертвого тела, которые следуют за фразой “боюсь, что я узнаю его”, или фотография беспомощной пожилой женщины с обезображенными варикозной болезнью ногами, которая разъясняется подписью “страх быть зависимым”. Особенно бросается в глаза фотография убитого человека, которая, перестав быть частью исходной серии5, кажется нелепой и постановочной. Невольно вспоминаешь Сюзан Зонтаг6 и задумываешься  о том, насколько уместно и оправдано использование подобных фотографий в одном ряду с шутливыми снимками в рамках высказывания, которое в целом кажется достаточно легковесным.

© Eric Klemm

© Eric Klemm

Сопроводительный текст также вызывает сомнения. Очевидно, что с точки зрения композиции он важен как некий финальный аккорд. И в то же время куратор не дает зрителю возможности самостоятельно осмыслить увиденное, навязывая ему собственную трактовку. Она сводится к тому, что основной источник страха – не какие-то внешние события или предметы, а мы сами. Такая бесхитростная развязка разочаровывает. И дело не столько в  дидактическом тоне текста или в его оторванности от визуального ряда. Скорее, проблема в том, что заявленная тема слишком интересна и неоднозначна, чтобы ее можно было свести к столь тривиальному заключению. По окончании просмотра возникает чувство недоумения. Почему для воплощения кураторской задумки использовалась именно фотография? Разве графика или анимация не были бы более подходящим медиумом для иллюстрации заранее написанного текста? Почему для проведения выставки на тему, связанную с эмоциональным восприятием, был выбран онлайн-формат? Ведь, по сравнению с физическим пространством, здесь нет таких возможностей непосредственно воздействовать на чувства зрителя? По какому принципу были выбраны фотографии?  Что нового привносит эта выставка в понимание тем “зловещего” и “отвратительного”? К сожалению, ответы на эти вопросы в рамках “Fear and Loathing” обнаружить не удается.

И все же главный вопрос, кажется, в другом: могут ли онлайн-выставки заменить посещение реального пространства?  На примере “Fear and Loathing” можно предположить, что речь идет не об альтернативе, а, скорее, об отдельном жанре, который больше вписывается в логику онлайн-публикаций, визуальных блогов и зинов. Один из важных плюс подобного формата- его интерактивность и огромный потенциал, связанный с возможностью использования текста, звука и мультимедиа.

Согласно Маклюэну, прежде чем реализовать свой потенциал, новые виды медиа сперва эмулируют старые виды7. Так, например, возник пикториализм— одно из ранних фотографических течений, последователи которого стремились придать своим работам как можно более живописный характер. Скорее всего, такая эволюция развития характерна и для формата. Поэтому есть ощущение, что “Fear and Loathing” , чью структуру сложно назвать новаторской, — это не самоценная экспозиция, а предвестник чего-то большего. И что в обозримом будущем у фотографических онлайн-выставок есть все шансы стать важным феноменом визуальной культуры.

© Elizabeth Fleming

© Elizabeth Fleming

В сфере искусства уже были предприняты весьма интересные попытки освоить виртуальное пространство. Например, в 2012 году на сайте Tate была размещена онлайн-выставка, посвященная утраченным произведениям искусства. Вниманию зрителей были представлены всевозможные свидетельства и документы, связанные с этими эфемерными предметами. Проведение подобной выставки онлайн оправдано не только с точки зрения практичности, но и концептуально: виртуальная среда как нельзя лучше подходит для исследования призрачного—тех образов, которые “нельзя свести ни к мертвому, ни к живому, ни к восприятию, ни к галлюцинации”8, бесплотных теней, симулякров. Именно в бесформенном, ризоматическом пространстве интернета они обретают плоть, становятся осязаемыми. Их можно не только наблюдать, как в кинематографе, но с ними можно также и взаимодействовать. Кроме того, онлайн-выставкам присуща особая темпоральность. Не будучи ограниченным во времени, зритель имеет возможность более глубоко погрузиться в предложенный ему материал. В этом случае интерактивность как раз не мешает, а способствует активному вовлечению посетителя в пространство выставки.

Несмотря на то, что фотография уже давно чувствует себя уверенно в сети (и тому свидетельство огромное количество фотографических публикаций и блогов), интересных примеров проведения онлайн-фотовыставок практически нет. Впрочем, можно упомянуть онлайн-галерею Ariadne, которая размещает фотографические выставки в трехмерном виртуальном пространстве, созданном по образу и подобию реальных галерей. Этот подход, безусловно, отличается от того, что мы видели на сайте API, но здесь форма (сам процесс блуждания по виртуальным лабиринтам галереи) явно берет верх над концепцией и содержанием выставки. Так что и этот пример лишь наводит на размышления о потенциальных возможностях, которые заложены в онлайн-формате, однако все еще нуждаются в продуманной реализации.

Текст: Ксения Белаш

Рецензия была написана в рамках курса “Как писать о фотографии”, ФотоДепартамент

__________________

1 Дословно: “Страх и отвращение” ( на русский также можно перевести как “Страх и ненависть”)

2 API – визуальный интернет-каталог, в котором представлены свыше трех с половиной тысяч портфолио фотохудожников и документалистов со всего мира

3 Катрин Вэйр – куратор отдела фотографии музея искусств Нью-Мексико

4 См. Р. Краусс “Фотографические условия сюрреализма”

5 Серия “Soldiers” фотографа Noa Ben Shalom

6 См. Сюзан Зонтаг “Рассматривая боль других”

7 См. Маршалл Маклюэн “Понимание медиа: внешние расширения человека”

8 См. “Кино и его призраки. Интервью с Жаком Деррида”

0 Comments

Leave a reply

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>