Диалог с Маркусом Шаденом, одержимым любителем фотокниг

Building the Photobook Museum

Markus-Schaden12

С какой книги началась Ваша любовь к книгам?
Это очень сложный вопрос. Если рассматривать фотокниги, то это книга Чардшаймера «Кельнский интим». Я увидел эту книгу в лавке редких книг во Франкфурте в 1986 году, когда обучался ремеслу продажи книг. Я влюбился в эту книгу. Это была шикарная фотокнига о Кельне. Из-за нее я отменил свой переезд в Берлин.
Первая фотокнига изменила мою жизнь. С нее все началось. Она очень важна.

Как вы считаете, книги – это страсть? Или наваждение? А может, хобби?
Книги – это моя жизнь. Книги – отличные проводники: ты можешь почувствовать через них все. Я считаю, что я довольно страстно отношусь к качеству фотокниг.
Иногда книги дают тебе толчок, заставляют нервничать, беспокоиться о вещах, или влюбляться. Возможны самые разные эмоциональные или интеллектуальные импульсы. Высокое качество я нахожу в хорошей, собранной вручную, книге, но вкупе на меня влияет и наполнение. Так же, как в хорошей художественной книге, дело не только в шрифте, не в том, имеет ли она кожаную или бумажную обложку. То, что сводит тебя с ума (в хорошем смысле), так это хорошо сделанная книга, соответствующая содержанию.

Markus-Schaden08

Каково Ваше отношение к книгам?
Я не такой уж коллекционер. В моей долгой жизни, связанной с фотокнигами, были как взлеты, так и падения. Иногда хочется собрать коллекцию. Я думаю, что важно пожить с книгой какое-то время, чтобы у нее была возможность повлиять на тебя, потому что это происходит не за день и даже не за неделю. На это могут уйти годы. После этого ты  думаешь: «Окей, мне нужно что-то новое». К примеру, у меня была одна из таких больших японских коллекций, но однажды кто-то ей заинтересовался. Сначала ты не хочешь отпускать ее, но в конце концов это не такая большая проблема. Ты можешь отпустить ее, если она повлияла на тебя. Иногда ты можешь упустить что-то, но я считаю, что это как с детьми: когда они покидают дом — это в порядке вещей. У тебя своя жизнь, ты скучаешь по ним, и ты рад их увидеть снова. Это довольно интимные отношения.

Building the Photobook Museum

Основание музея фотокниги
Что такое музей фотокниги и с чего все началось?
Музей фотокниги включает в себя все, что должен включать музей: он проводит выставки и показывает возможности книжной среды в мире фотографии. Это значит, что он поменяет мнение людей на некоторые вещи. Книги очень важны для фотографов, и они должны показываться в учебных целях, чтобы показать людям книжную среду, фотокниги.
Индустрия все еще сфокусирована на печатных книгах как центральной среде, и это то, что я хочу изменить. Мы должны расширить возможности восприятия книги, так как это можно сделать многими способами. Мы будем учить искусству фотокниги, будем разбирать книги и развешивать страницы по стенам, чтобы пошагово учить, что за чем идет и почему.
На данный момент для музея фотокниги есть план, состоящий из четырех пунктов. Я начал все это после закрытия книжного магазина на schaden.com, так что это новый вызов. Вокруг существует множество фестивалей и музеев, но нет ни одного фотокнижного, так что мы с командой решили создать первый такой музей. Мы делаем много вещей в обратном порядке! Мы сразу же нашли постоянную резиденцию, это 4 шаг и самый последний. Наш план – организовать модель выставки в этом году где-нибудь в Кельне, в большом зале какого-нибудь завода. Мы собираемся создать примерно 25 выставок, обучение по фотокнигам, репродукциям и все, что нужно для приличного музея.
В неделю открытия, с 19 по 24 августа, будут приглашены гости и фотографы, а само шоу продолжится до 3 октября, когда мы закроемся на зиму. Мы создадим онлайн версию, чтобы люди могли иметь доступ к музею по всему миру. В 2015 будет сделана мобильная версия, так что Музей Фотокниги будет упакован, положен в грузовой отсек корабля и пущен в мировой тур. Надеюсь, что это будет интересно для фестивалей, местностей и временных выставок. После этого мы, надеюсь, обустроимся в постоянном месте пребывания, я надеюсь. Посмотрим, что получится, но таков наш план.
Markus-Schaden03

Рынок фотокниг – мертв ли он в настоящее время?
Вовсе нет, он очень даже живой. Проблема в том, что он сейчас немного неустойчивый. Я считаю, что мы сейчас живем во времена, когда многие вещи меняются и сдвигаются разные понятия. Вся издательская индустрия нуждается в новых идеях, новых путях распространения – да во всем новом.
Фотокнижный рынок состоит из многих сложных деталей, таких как поиск книг, финансовая часть, редактура и т. д. Во всем этом есть некая брешь, небольшое упущение: существует огромная толпа людей, кому нравится производить, делать книги, с другой стороны есть куча сумасшедших фотокнижных гиков, коллекционеров и любителей… но этого недостаточно. Поэтому, я чувствую, что мы должны открыть музей фотокниги. Это возможности для новой аудитории, для людей, кому нравятся фотокниги, но они не являются коллекционерами или фотографами. Нам нужны читатели, которым нравятся фотокниги сами по себе.
Так что, как я сказал ранее, рынок в данное время неустойчив, иногда завышен, но это зависит от экономики, от обстоятельств в печатных издательствах, и того факта, что иногда они не хотят или не могут делать второе издание. Некоторые фотографы не хотят много изданий, им хочется видеть, что их книги покупают за высокую цену на ebay или где-то еще, например, на торгах. Это хорошо для нынешнего времени, но не на долгий срок. Ценность книги должны определять не только ограниченные серии или коллекционеры.
В коллекционерах всегда будет нужда, но я считаю, что у настоящего ценителя всегда должна быть идея, что собирать. Нужна какая-то тема – это важно. Если ты покупаешь по 5 фотокниг в месяц, то не значит, что ты – коллекционер. Становление коллекционером не состоит не из этого, люди часто это не понимают. Многие покупают книгу и думают: «О, ну все, я теперь коллекционер».

Чтобы вы хотели, чтобы было по-другому?
Я бы хотел, чтобы это было более спокойным делом, но рынок таков, что реальные деньги делают совсем немногие: ни фотографы, ни издатели, ни даже продавцы фотокниг, которых я знаю. Это вопрос выживания, каждый в своем роде денежно зависим от кого-то другого. С одной стороны, это хорошо, потому что если ты не в большом бизнесе, то есть много горящих идеей людей, готовых помочь не из-за денег, а из любви к делу, но, конечно, каждый должен зарабатывать немного денег для жизни. Конечно, это большая неприбыльная вещь, и риск потерять деньги велик, так что мы должны выйти за пределы этого. Только новая большая аудитория может помочь нам в этом. Это немного вроде тупикового пути.

Какая ваша любимая фотокнига?
Сложно сказать. У меня их много. Но есть некоторые… мне трудно дать какую-то рекомендацию.

За все время? На данный момент. Или ваши предпочтения всегда меняются?
Конечно, меняются. Всегда есть та, которая лежит на прикроватной тумбочке, которую я всегда таскаю по пути с работы домой и обратно. Конечно, это всегда разные книги. Это зависит от того, какая тема меня занимает в данное время. Если бы нужно было взять только одну на остров… хмм…
Не могу сказать. Их слишком много. Обязательно должна быть какая-то классика, которую я бы никогда не упустил. Это касается того, что я люблю. Мне очень нравится книга Эгглстона “Guide”. есть несколько японских книг. Мне нравятся книги Роберта Адамса «What we bought” и Андерса Петерсена “Café Lehmitz”. Мне также нравятся те книги, которые мы будем представлять в нашем музее.
Есть также несколько старых. Я все еще под впечатлением от книги Рикардо Касеса “Paloma Al Aire”. В большинстве мне нравятся простые вещи, а также есть несколько забытых книг. Мне нравится ансамбль архитектуры и людей. Это мое персональное предпочтение. Не скажу вам больше ничего, иначе их цена взлетит до небес!
Я не могу полностью объяснить, почему мне нравится или не нравится книга. Это трудно. Иногда ты не понимаешь, что зацепило твое внимание.

У вас есть время читать?
Конечно, я занятой человек, но для книг у меня есть все время. Как продавец книг, ты строишь у себя в голове особую сеть. Это подобно огромной матрице, навигационной системе. Иногда одна книга приводит тебя к другой, и к следующей, и есть книги, открывающие дверь в целый ряд других книг. Если я подумаю о “What we bought” Роберта Адамса, то я словно открою галактику, где есть Энтони Эрнандес, Алекс Сот… Мне нравятся фотографы, которые постоянно заняты фотокнигами.
Есть также книги, которые я не могу терпеть. Возможно, они гениальные, но я не могу полюбить их, например, книга Майкла Шмидта “Waffenruhe“, которая на самом деле отличная.
В общем, у меня довольно личные отношения с книгами. Иногда ты настолько влюбляешься в них, что это похоже на то, как ты встречаешь новых друзей в реальной жизни. Но только посмотрите на библиотеку (указывает на свою библиотеку). Я все еще в восторге от новой американской цветной фотографии. В 70-е и 80-е Стивен Шор имел огромное влияние.
Мне хватает специализированных книг, но не хватает специализированного контента. Например, мне бы хотелось видеть больше книг о пище, процессе еды – об этой теме. Есть совсем немного таких книг.  Гораздо больше снято фильмов о культуре еды: о ресторанах, готовке, обо всем. Есть книга Араки «The Banquet», возможно, самая важная из подобных книг, но мне бы хотелось видеть еще. Так что есть еще много возможностей для фотокниг.

Какую фотокнигу вы бы хотели приобрести, но не можете найти?
Их много, потому что большинство хороших фотокниг хранятся в библиотеках и частных коллекциях, так что их невозможно достать. Но больше всего меня раздражает то, что есть так много хороших фотокниг, о которых мы ничего не знаем. Есть одна о Латинской Америке, и еще одна о Бразилии, но их невозможно найти. Я никогда не видел ни одного экземпляра. Мне даже неизвестно, каково содержание. Не помню название, оно где-то у меня записано. Так что, всегда есть что-то. Но в Латинской Америке их совсем немного. Многие я не то чтобы хотел купить, они просто немного олдскульные. Иногда мне просто хочется посмотреть на них, впервые их увидеть. Всегда приятно, когда ты прикасаешься к книге, которая абсолютно никому не известна, и ты сам удивлен ей. Мне встречалось несколько таких.

Почему важны макеты?
Они являются тестовыми версиями, экспериментом. Макеты вроде матрицы фотографической работы. Поработать над макетом перед производством издания очень важно. Ты можешь соединить вместе все детали, рассмотреть комбинации, как во время подборки фото, выбрать последовательность, содержание, все, что угодно – так что макеты идеально подходят для этого.

Как вы организуете вашу книжную полку?
Очень личным образом. Это смесь тех связей, которые я делаю в моих исследованиях с моей работой. Связи очень особенные, потому что они личные.
Мне нравится, должен признать, собирать книги по странам, потому что каждая страна имеет свой особый стиль, особый вид фотографии. У меня есть серии из Дании, Японии, Америки, Германии и других стран. Иногда здорово перемешать их и убедиться, что будут еще новые. Дома у меня всего около 100 книг и все они подписаны.

Расскажите о своей личной библиотеке
Я сильно уменьшил мою библиотеку. Продал много всего. Мне хотелось попытаться сохранить лишь малую часть, лишь несколько сотен. Иногда стоит прибрать книги, чтобы начать собирать по новой. Поэтому дома только несколько личных копий. Приятно смотреть на книги Петерсена, которые все подписаны автором. Мне нравится, что все они посвящены только мне, так что их нельзя продать. Для меня подписать книгу – значит, сделать ее твоей собственностью. Это вроде как персональная история, а не придание ценности книге.

Building the Photobook Museum

Маркус Шаден – библиофил, живет в Кельне, Германия.
Музей фотокниги на данный момент строится. Вы можете помочь музею, пройдя по ссылке.

Перевод: Алена Таммур

962total visits,4visits today